Депутат Госдумы РФ Николай Николаев: «Опыт Коми в части работы с лесом очень ценен»

4-5 июля Сыктывкар станет одной из площадок проведения Национального лесного форума, который уже второй год проводится под эгидой Госдумы России при поддержке Минприроды РФ и Рослесхоза. Первые четыре этапа форума уже состоялись в этом году в Тамбове, Тюмени, Перми и Якутске. Пятый пройдет в столице Коми, а шестой в Красноярске в начале сентября. О целях проведения форума, вопросах, которые будут на нем обсуждаться, актуальных проблемах лесопользования «Республике» рассказал председатель Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, инициатор проведения форума Николай Николаев.

– Почему Сыктывкар был выбран одной из площадок для проведения форума?

– У нас в приоритете многолесные регионы, а Республика Коми один из таких. Поэтому нам интересно провести региональный этап в Сыктывкаре. Планирует приехать много участников из других регионов, потому что опыт Коми в части работы с лесом, в части предупреждения пожаров, по многим другим аспектам очень ценен.

– Одни из активно обсуждаемых тем в последнее время – постановка на учет городских лесов, чтобы обеспечить их сохранность, а также создание вокруг городов зеленых поясов. Насколько это актуально, по вашему мнению, для таких городов, как Сыктывкар, вокруг которых и так «зеленое море тайги»? Есть мнение, что введение «зеленых поясов» может помешать городу развивать жилищное строительство, промышленность – где строить, если кругом лес, который строго запрещено рубить?

– Если говорить о городских лесах, то, ведь, это не только леса вокруг городов, но, в том числе, и внутри. И проблема в том, что такие внутренние леса являются наиболее привлекательными местами для застройки. Всегда более привлекательным будет для продажи дом в зеленой зоне. И мы видим, что в целом по стране городские леса тают. И поэтому появилось поручение президента России, которое предписывает поставить все городские леса на кадастровый учет. В целом по стране уже более 60 процентов городских лесов поставлено на учет, а в начале года было 40 процентов. А в Коми в тринадцати населенных пунктах, где зафиксированы городские леса, только 26 процентов в целом поставлено на учет. Остальные, получается, уязвимы с точки зрения их сохранения.

Если же говорить о «зеленых поясах», то здесь очень многое зависит от решения самих жителей. Закон о «зеленых поясах» родился как общественная инициатива, соответственно, в дальнейшем сами жители должны решать, нужны ли такие территории с особым их статусом городу или лучше оставить их под дальнейшую застройку. Для промышленных городов на Урале создание таких зеленых зон, думаю, архиважно, как и сохранение городских лесов. Насколько понимаю, у вас в Сыктывкаре общественностью процедура создания «зеленого пояса» уже инициирована.

– Да, такой вопрос рассматривается, но при этом, предварительно в «зеленый пояс» собираются включить и те же самые городские леса, и санитарно-защитные зоны. Насколько, на ваш взгляд, вообще логично, вводить в список охраняемых территорий участки, которые и так уже имеют охранный статус?

– Да, на сегодняшний день есть такая проблема: у нас много разнообразных защитных статусов у лесов – есть лесопарковые зоны, «зеленые щиты» и другие. А на практике мы видим, что они мало чем отличаются друг от друга, только небольшими нюансами. И, на мой взгляд, уже имеет смысл провести ревизию таких защитных статусов, потому что они могут пересекаться, создавать путаницу и возможность для каких-то злоупотреблений. Поэтому нужно очень внимательно смотреть, в каких случаях стоит менять статус. Например, в «зеленых поясах» разрешены санитарные рубки, погибшие деревья необходимо убирать, а есть леса с охранным статусом, который такие рубки запрещает. Эту тему нужно обсуждать, в том числе – правоприменительную практику. И одна из площадок Лесного форума как раз посвящена исполнению норм лесного законодательства, которые были приняты за последние годы. Нужно посмотреть, какие законы работают, какие нет, возможно, нужно что-то подправить.

– Коми – один из первых регионов России, где начали внедрять добровольную лесную сертификацию по международным стандартам FSC – первая сертификация прошла в 1999 году. Но в результате некоторые предприятия от нее отказались, поскольку практически она нужна только для выхода на европейский рынок. Но сертификация – это дополнительная гарантия того, что будут соблюдаться экологические требования, интересы местного населения в плане сохранения охотничьих угодий. Почему бы не внедрить в России свою систему лесной сертификации, чтобы ею были охвачены и те, кто работает на внутренний рынок?

– Да, проблема именно в том, что, к сожалению, международные системы сертификации давно стали именно пропуском на экспортные рынки. Билетом, за который надо заплатить, чтобы реализовать товар за рубежом. И выдача этих пропусков находится не в наших руках, а у международных систем, штаб-квартиры их находятся вне нашей страны, часто они даже не имеют офисов в России. Мы серьезно рассматриваем эту тему, и наш комитет в Госдуме даже выпустил доклад по лесной сертификации. Мы фиксируем, что зачастую выполнение требований международных систем сертификации не достигают заявленной цели, поскольку сертифицируется только некий процесс, но не результат работы предприятия. Поэтому и на площадках Лесного форума, и в нашем комитете мы уже не раз обсуждали необходимость создания отечественной системы сертификации. Это не значит, что мы должны отказываться от международных механизмов, но нужно создать свой инструмент, который, с одной стороны, защитит наши компании в случае какого-то произвольного аннулирования иностранных сертификатов, с другой стороны будет содействовать тому, чтобы наши лесопользователи внедряли лучшие практики устойчивого управления лесами. И чтобы эта сертификация ориентировалась в первую очередь на результат – на влияние деятельности того или иного лесопользования на окружающую среду, на социальную среду. Поэтому нам очень интересно будет обсудить эту тему в Сыктывкаре, потому что опыт республики в этом плане действительно очень большой.

– А проблема лесовосстановления, создания новых лесопитомников будет обсуждаться на форуме? Во времена СССР в Коми было шесть лесопитомников, сейчас из них остался один у индивидуального предпринимателя в Удорском районе, кроме того АО «Монди СЛПК» открыло несколько лет назад свой лесопитомник. При этом, по словам удорского предпринимателя, сеянцы у него закупают в основном лесопользователи из-за пределов нашего региона. Это наводит на вопрос: в достаточной ли у нас мере сейчас восстанавливают леса?

– Здорово, что у вас сохранилось такое предприятие, это конкурентное преимущество региона. В прошлом году принят закон, в соответствии с которым сейчас каждый лесопользователь должен проводить компенсационное лесовосстановление. И этот закон должен содействовать не только тому, чтобы у нас сохранялся баланс лесов, но и развитию предпринимательской инициативы в области лесовосстановления. Где-то сохранились лесопитомники, где-то нет, и, например, сибирские, дальневосточные регионы сейчас налаживают сотрудничество, чтобы обеспечить своих лесопользователей посадочным материалом. Что касается Коми, то у меня есть цифры за прошлый год: выбыло в результате сплошных рубок 54,7 тысячи гектаров леса, погибло – 1,5 тысячи гектаров, восстановлено – 44,2 тысячи гектаров. То есть, пока восстанавливается меньше, чем вырубается. Но закон начал работать только в прошлом году, и мы видим, что достаточно серьезные подвижки уже есть во всех регионах.

Кроме того, в соответствии с этим законом заниматься компенсационным лесовосстановлением должны не только арендаторы лесных участков, которые заготавливают древесину для ее переработки, но и те компании, которые ведут строительство линейных объектов. И сейчас очень важно определить те участки, на которых такие предприятия будут производить лесовосстановление. Это хороший шанс восстановить площади, на которых по разным причинам исчезли леса.

– Несколько лет назад для Коми была очень острой проблема переработки древесных отходов. Сейчас, по словам министра природных ресурсов Романа Полшведкина, у нас перерабатывается до 70 процентов таких отходов. Это много или мало по сравнению с другими регионами?

– 70 процентов – это неплохо, но этого точно недостаточно, нужно во всех регионах стремиться к стопроцентной переработке. Благо, сейчас возможностей для этого огромное количество. Лесные регионы развивают производство пеллет и брикет параллельно со строительством котельных на таком топливе.

– В последние годы в России начали со ссылкой на зарубежный опыт применять новую методику тушения лесных пожаров: спасать только тот горящий лес, что имеет промышленную ценность или стоит в опасной близости от населенного пункта. А если лес «сорный», и отдаленный от городов и деревень, то и огромные средства на его тушение тратить не стоит. Как вы относитесь к такому нововведению?

– Что касается зарубежной практики, я могу сказать, что очень часто ее к нам нельзя применить, особенно в такой сфере, как лесное хозяйство. У нас совсем другие условия, другие площади. И я исхожу не из того, насколько эта мера популярна в других странах, а как она может работать у нас на территории. Мы изначально задумывали Лесной форум не как мероприятие, которое бы раз в год в Москве проходило, а именно как серию региональных встреч, потому что абсолютно разные условия содержания, эксплуатации лесов в Сибири, на дальнем Востоке, на Северо-Западе, а законодательство мы должны принимать общее с учетом всех региональных особенностей. И если говорить о пожарах, то львиная их доля – следствие действий людей. Наверное, прежде всего мы должны говорить не о работе с лесами, а о работе с людьми. А в этой сфере у нас пробелов достаточно. С другой стороны, в борьбе с лесными пожарами есть вопрос в корректировке полномочий между разными службами. В той же Сибири, например, огромное количество лесных пожаров от огня, перешедшего с полей. Но лесники не имеют права тушить пожары на подходе к лесам, если это не земли лесных категорий. Вот такая нелепость часто приводит к тому, что мы не тушим пожары в начале, когда это сделать просто и дешево, а дожидаемся масштабных действий и потом героически с ними боремся. Есть предложения по изменению в законодательство в сфере тушения лесных пожаров, и это одна из тем, которую нужно обсудить с учетом опыта Республики Коми, у которой есть очень хорошая практика по созданию устойчивой спутниковой связи, что позволяет вовремя сообщить о лесном пожаре.

– Какие еще вопросы планируется обсудить на форуме?

Национальный лесной форум постепенно перерастает такую узкую тему, как управление лесным хозяйством. И это неудивительно, потому что лес является центром огромного количества самых разных вопросов, начиная от предпринимательской деятельности и заканчивая социальными вопросами или вопросами сохранения животного мира. В этом году наш форум проводит площадки, которые посвящены таким смежным темам, как лес и природа города, взаимодействие государства и бизнеса в природопользовательских проектах. Мы проводим встречи с молодыми людьми, которые занимаются экологическими проектами. Мы понимаем, что у нас будущее не в отдельно взятых узких сферах, а в комплексном развитии нашей страны, когда учитывается и экологическая составляющая, и развитие экономики, бизнеса, а в центре, конечно, благополучие человека. Все это мы обсудим на форуме, выявим вопросы, которые нужно разрешить на законодательном уровне.

Источник: respublika11.ru