Депутат Николай Николаев – о климатической повестке: «Нам нельзя быть ведомыми»

Председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям подвел итоги Петербургского международного экономического форума

Петербургский международный экономический форум привлек большое количество экспертов для обсуждения проблем экономики и устойчивого развития бизнеса. Какой с этого прок простым людям? Обсудили в открытой студии медиагруппы «Комсомольская правда», размещенной на ПМЭФ, с председателем комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, ведущим радио «Комсомольская правда» Николаем Николаевым.

«ЭТО БУДЕТ ЗАВИСЕТЬ ОТ НАС»

– Николай Петрович, подведем первые итоги Петербургского форума. Ваши ожидания оправдались?

– Особенность этого форума была видна уже на этапе прочтения предварительной программы. Еще никогда не было так много вопросов, посвященных климату, экологии, низкоуглеродной экономике, устойчивому развитию. Видно, что эта тематика – климатическая повестка, повестка устойчивого развития, – на самом деле по-настоящему большая политика, экономика и бизнес. Это очень серьезные тренды, которые определят развитие общества в целом на долгие годы вперед. Это может кому-то нравиться, кому-то не нравиться, но факт остается фактом.

– Это международные тренды, которые пришли в Россию извне. А они в нашу пользу играют?

– Это будет зависеть от нас. До сих пор основные правила Парижского соглашения формируются на площадке Евросоюза. Мы знаем, что сейчас Соединенные Штаты вернулись в Парижское соглашение. По сути, эти страны – законодатели мод в мире, с одной стороны. А с другой стороны, они же нам объявили санкционную войну. Поэтому нам важно сейчас выработать собственную твердую позицию. Нам нельзя ни в коем случае быть ведомыми. И мне кажется, что дискуссия здесь, на площадках форума, как раз попытка в том числе сформировать такую позицию.

 

Видно невооруженным взглядом, что многие компании воспринимают пока эту повестку как «рассосется». Другой вариант, что это некий пиар-тренд. Показывают, что «моя компания хорошая»: сажают деревья, но технологии производства не меняют. Это не пройдет. И чем быстрее мы это поймем, тем будет лучше для нашего бизнеса и экономики в целом. В конце концов, и для наших граждан. Потому что тема устойчивого развития – это то, что хочет видеть каждый из нас. Мы хотим одновременно, чтобы были рабочие места, получать неплохую зарплату, экономика развивалась. Но мы также хотим, чтобы рядом был чистые лес и вода, хотим дышать свежим воздухом. Вот это и есть устойчивое развитие.

Причем, очень важно продолжать эту дискуссию не только среди экспертов. Необходимо, чтобы об этом знали и обычные люди. Сегодня была сессия, связанная со взаимоотношениями государства и бизнеса. Один из центральных вопросов – кто должен возглавлять это движение: государство или бизнес? А люди-то где? Это же для людей делается…

Понятно, что нужны законы. Но мы никогда в жизни не примем закон, если он не будет понятен и поддержан людьми. Потому что парламентарии – это представители обычных людей. И если в обществе в принципе не будет понимания того, какие решения принимаются, зачем они это делают, эти решения приниматься не будут. Волевые решения могут быть на уровне правительства. А когда речь идет о законодательстве, то решающее слово все-таки за людьми.

 

СТРЕМИТЬСЯ К ОТКРЫТОСТИ

– На каком этапе находится обсуждение вопроса защиты экологии и устойчивого развития? Власти уже обрисовали какие-то ключевые вешки, по которым мы будем развивать страну дальше?

– Я думаю, что эти вешки давно уже выставлены. Абсолютно четко было продемонстрировано и на уровне президента России, и на уровне правительства, и на уровне парламента, что вопросы экологии, защиты окружающей среды являются одними из приоритетных. Одновременно было сказано, что будем развивать экономику. То есть не закроем все и будем ждать, когда олени выйдут в города или на дворы заводов. Нет, мы будем дальше развиваться. Но этого мало. Теперь идет очень серьезная кропотливая работа над законодательством и нормативными актами.

Мы только в последнее время приняли закон об ограничении выбросов парниковых газов. Документ принят в третьем чтении, находится в Совета Федерации. Я не могу сказать, что он всех устраивает. Но на площадке Госдумы мы постарались его прописать так, чтобы это действительно был закон, который вводит реальные понятия в нашу жизнь. Например, такие как «климатический проект». Юридический язык коряв, немного шокирует. Переведем на русский язык: климатический проект – то зафиксированные усилия или какие-то проекты, измеряемые, которые приводят к конкретному результату по снижению выбросов углекислых газов. Еще проще: если посадить деревья, то будет больше кислорода и меньше углекислого газа.

– Закроют опасные предприятия в черте города?

– Закроют или модернизируют, поставят какие-то фильтры. Будет легче дышать. Переведут котельные с угля, особенно Красноярск это прекрасно представляет, на другие виды топлива, менее вредном.

Если зафиксировать, как было и как стало, вот это и есть климатический проект. Очень важное понятие. Мы можем поддерживать эти усилия со стороны государства. Фиксировать наши результаты. И это же нам и нужно, как людям, как гражданам страны. Нам нужны не абстракции: мы направили такое-то количество денег на посадку леса. Это хорошо, конечно, а сколько леса-то посадили? А сколько его сохранилось и выросло? Одно дело – маленькие семена или саженцы посадить, другое дело – дождаться, когда это лес вырастет. Тогда это будет, действительно, восстановление леса.

Еще очень важная тема – открытость. Никакие усилия по развитию климатических проектов и улучшению экологии не приведут к нужному результату, если у нас не будет системы открытой информации: а что делают, действительно? Компании, государство, чтобы люди могли проверить, а так ли это? Я в свое время книжку написал «Антиманипулятор» про манипуляции и как с ними бороться. Но нам нужно не это. Нам нужно одновременно все силы прикладывать к тому, в том числе, и на законодательном уровне, чтобы информация была открыта. Например, мы в свое время обсуждали закон об обязательной не финансовой отчетности компаний. К сожалению, два года назад его заблокировали на уровне аппарата правительства, но депутатскими поправками мы уже провели требования к не финансовой отчетности хотя бы государственных корпорация.

Что это такое? Каким образом деятельность тех или иных компаний сказываются на экологии, на социальной сфере и так далее. Вот когда мы будем это видеть, когда сможем в этом убедиться, пощупать, потрогать, что называется, посчитать без привлечения больших экспертов, самим посмотреть, вот тогда у нас начнет многое меняться в положительную сторону.

ПЕЧАЛЬНЫЙ ОПЫТ, КОТОРЫЙ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬ

– В разгар пандемии на первые роли в нашей стране вышли проблемы бизнеса, который терпел достаточно большие убытки. И медики, которые стали, по сути, нашими спасителями. Как государство оценивает эффективность диалога с бизнесом во время пандемии и усилия по поддержке системы здравоохранения?

– Не возьму ответственность за все государство, я про себя скажу. Огромное спасибо тем руководителям компаний, которые не просто сохранили рабочие места, хотя это было очень непросто, но еще и оказывали помощь. Это зрелость и характер наших людей, которые в сложные времена друг другу приходят на помощь. Что касается государства, оно сделало тоже очень серьезные усилия. И оказало помощь в части поддержки заработных плат, сохранения их. Ведь, обратите внимание, основные меры, которые предприняли, были направлены на то, чтобы сохранить людей. И это самое главное.

Я считаю, что пандемия принесла печальный, но очень хороший опыт. Печальный с той точки зрения, что времена были не простые. Но это опыт, о котором мы ни в коем случае не должны забывать. А компетенции, которые в государстве появились, развивать. В том числе, на уровне регионов, потому что регионы, понимая всю сложность ситуации, вели такую работу в ручном режиме. Бизнес в помощь государства не верил. Я знаю много случаев, когда предприниматели говорили, что не надо нам никакой помощи. Как бы потом она нам боком не встала… Но я знаю несколько губернаторов, которые сами звонили предпринимателям, говорили возьмите, получите эти деньги. И тем самым спасли огромное количество рабочих мест и компаний.

Источник: kp.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять − 7 =