К вопросу о постановке проблемы практической адаптации к климатическим изменениям в контексте участия России в глобальной климатической повестке

 

Автор: Николай Петрович Николаев, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по вопросам собственности, земельным и имущественным отношениям.

Аннотация: основная идея данной статьи заключается в рассмотрении проблемы формирования государственной политики в сфере адаптации к изменениям климата. Анализируются положения различных нормативных-правовых актов и заявления государственных деятелей (как зарубежных, так и представителей России) по теме изменения климата. В заключении автор делает вывод о важности изменения государственного подхода к решению проблемы изменения климата с учетом включения адаптационных мероприятий.

Ключевые слова: адаптация к изменению климата, декарбонизация, государственная политика.

 

TO THE ISSUE OF THE STATEMENT OF THE PROBLEM OF PRACTICAL ADAPTATION TO THE CLIMATE CHANGE IN THE CONDITIONS OF RUSSIA’S PARTICIPATION IN THE GLOBAL CLIMATE AGENDA

Author: Nikolai Petrovich Nikolaev, Deputy Chairman of the State Duma Committee on Property, Land and Property Relations.

Annotation: The main idea of ​​this article is to consider the problem of formation of the state policy in the field of adaptation to climate changes. The provisions of various legal acts and politicians statements (both foreign and representatives of the Russian Federation) on the topic of climate change are analyzed. In conclusion, the author concludes that it is important to change the state approach to solving the problem of climate change, taking into account the inclusion of adaptation measures.

Keywords: adaptation to climate change, decarbonization, public policy.

Одним из основных вопросов, с которым столкнулось мировое сообщество, стала проблема климатических изменений.

Правительства разных стран предпринимает усилия по борьбе с глобальным потеплением и достижению мировой углеродной нейтральности. Ключевым моментом, символизирующим международное согласие о консолидации усилий, стало подписание в 2015 г. на Саммите ООН «Парижского соглашения по климату»[1], главная цель которого добиться удержания прироста глобальной средней температуры намного ниже 2°С сверх доиндустриальных уровней и приложения усилий в целях ограничения роста температуры до 1,5 °С, признавая, что это значительно сократит риски и воздействия изменения климата.

Идея замедления процессов глобального потепления сегодня является одним из ключевых факторов, влияющих на те или иные принимаемые политические и управленческие решения как на уровне отдельно взятых государств и корпораций, так и в международной политической повестке.

Особенно активно развивается низкоуглеродистый тренд в последние 5 лет. Порядка 80% государств в мире взяли на себя обязательства по достижению углеродной нейтральности к конкретному сроку[2]. На долю этих государств приходится 65% всех вредных выбросов и 70% мирового ВВП[3].

Более 30 стран, шесть основных производителей автомобилей, отдельные города и другие участники заявили о своей решимости добиться того, чтобы все новые легковые автомобили и автофургоны, продаваемые к 2035 году на ведущих рынках, а к 2040 году – во всем мире, были транспортными средствами с нулевым уровнем выбросов.

Частные финансовые учреждения и центральные банки объявили о перенаправлении финансовых средств в размере нескольких триллионов долларов США на поддержку мер, обеспечивающих достижение глобального чистого нулевого баланса выбросов. Среди этих учреждений – Финансовый альянс Глазго «За чистый нулевой баланс выбросов», объединяющий более 450 компаний из 45 стран, которые контролируют активы на сумму 130 трлн долл. США, и требующий от своих членов установления надежных, научно обоснованных целевых показателей на ближайшую перспективу[4].

Низкоуглеродный финансовый рынок сейчас становится исключительно привлекательным для инвесторов и спекулянтов. «На кону» – большие прибыли. Более того, как любой новый рынок, он обещает массу возможностей не только для традиционных лидеров-«тяжеловесов», но и для молодых участников.

Корпорации, финансовые институты и даже страны переводят свои активы в «зеленый» сегмент, тем самым без особых усилий повышая свою капитализацию.

Создается также масштабный рынок «зеленых» заимствований. Однако ни у кого нет, и пока не может быть уверенности в прибыльности самих «зеленых» проектов, под которые формируются долги. Более того, условия, складывающиеся на финансовых рынках с точки зрения общественно-идеологического одобрения и подогретого спроса на все «зеленое» и «низкоуглеродное», стимулирует инвесторов на вложения без проведения должной оценки предпринимательских и финансовых рисков. Вместо этого проекты, в большей степени, оцениваются с позиции их соответствия «зеленым» идеологическим стандартам.

Рынок зеленых инвестиций показывает ежегодный рост. Согласно международным оценкам, выпуск зеленых облигаций может достичь годового уровня 1 трлн долл. уже в 2022 году и 5 трлн долл. к 2025 году[5].

Формируются возможности на рынке новых финансовых инструментов, таких как «углеродные единицы» и их производные. Объем этого рынка также ежегодно растет. Например, в 2021 году на Межконтинентальной бирже (ICE) было продано разрешений на выбросы углерода в общей сложности на 18 млрд тонн, что эквивалентно примерно 1 трлн долл [5].

Последствия климатических изменений отчетливо виднеются и в нашей стране. Так, по данным научных организаций РАН, 65% пашни, 28% сенокосов и 50% пастбищ России подвержены воздействию эрозии, дефляции, периодических засух, суховеев и пыльных бурь [5].

В Республике Калмыкия этому негативному явлению подвержено 4,4 млн га земель, в Астраханской области – более 4 млн га, в Республике Дагестан – 2,4 млн га. В Волгоградской области площадь опустынивания составляет 1,4 млн.га [5].

Распространение на поверхности почв ветровой эрозии (дефляции)         приводит к незаметному, нопостоянному снижению почвенного плодородия, наносит большой ущерб сельскому хозяйству, в результате – недобирается пятая часть продукции растениеводства. Если посмотреть на стоимость произведенной продукции растениеводства, то она по данным Росстата[6] в 2019 году по хозяйствам всех категорий составила 3 160,0 млрд рублей.  Соответственно пятая часть продукции растениеводства, которую не добрали в 2019 году, составила 632 млрд рублей [5].

Скорость потепления в среднем по России в 2,5 раза превосходит среднюю по земному шару и на отрезке 1976–2020 годов составляет 0.51°С за десятилетие (в мире – 0,18 градуса каждые десять лет).

Повышение температуры в регионах с многолетней мерзлотой идет еще быстрее – в четыре раза, чем в среднем на планете. При этом распространение зон «вечной мерзлоты» (криолитозона) занимает 60-65% страны. По площади криолитозона России больше таких стран как Канада, США или Китай[7].

В Арктике мерзлота занимает 85% территории, ее глубина здесь достигает своих максимальных значений (до 1,5 км), а в среднем изменяется от 250 м до 400 м. [7].

Повышение температуры воздуха вызывает увеличение глубины сезонного оттаивания, активизацию опасных криогенных процессов. Это приводит к снижению несущей способности мерзлых пород и представляет угрозу безаварийной эксплуатации сооружений.

Изменение теплового режима мерзлоты и криогенные процессы, по некоторым подсчетам, оказываются причиной 23% отказа технических систем и 29% потерь добычи углеводородов [7].

Проблемы возникают при строительстве железных и автомобильных дорог. По оценкам, более 40% оснований зданий и сооружений в зоне многолетней мерзлоты в Арктике уже имеют деформации[8].

Ежегодный экономический ущерб от таяния вечной мерзлоты в России составляет от 50 до 150 миллиардов рублей, по оценкам учёных, как заявил министр природных ресурсов и экологии РФ Александр Козлов, вероятный ущерб от таяния многолетней мерзлоты к 2050 году может в среднем достичь 5 трлн рублей [8].

Отметим, что, оценивая масштабы проблемы, советник президента РФ по климату Руслан Эдельгериев сказал, что жители субъектов, расположенных на многолетней мерзлоте, которая в настоящее время деградирует из-за изменения климата, могут быть переселены в более комфортные регионы, если ведение деятельности в условиях мерзлоты станет неэффективным[9].

Увеличился масштаб лесных пожаров, что вызвано засушливой погодой и изменением режима осадков в Сибири и на Дальнем Востоке. Площадь, которую ежегодно проходят лесные пожары в России, доходит до 1% от общей площади лесного фонда страны [9].

Оценки суммарных экономических потерь от климатических явлений, полученные на основании открытых данных, составляют до 2 трлн руб. ежегодно.

Таблица 1

Потери от климатических явлений

 

Оценка ежегодных потерь

Потери суммарно до 2050года (или оценка илиежегодные*29 лет (2022-

2050))

1

Опасные природные явления (ОЯ)

 

 

От чрезвычайных природных ситуаций(ЧС) по официальным данным МЧС

от 536,6 млрд до 1,07 трлнрублей.

 

От 8,3 до 15 млрд руб.

От 15,5 до 31 трлн руб.

 

 

От 240,7 до 435 млрд руб.

.

2

Таяние вечной мерзлоты

 

Ущерб для жилищного сектора отдеградации вечной мерзлоты

от 50 до 150 млрд руб.

 

от 30 до 112 млрд руб.

до 5 трлн руб.

 

от 420 млрд руб. до 3,36 трлнруб.

3 Лесные пожары

Официальная 20 млрд руб.

 

Альтернативная по стоимостисгоревшей древесины 150 млрдруб.

Официальная 580 млрд руб.

 

Альтернативная               постоимости            сгоревшейдревесины 4,35 трлн руб.

4 Опустынивание  До 632 млрд рублей До 16,4 трлн руб.

 

ИТОГО

 

От 607,4 млрд руб. до 2 трлнруб.

 

От 17,61 до 56,75 трлн руб.

 

Данные оценки относятся к различным по природе проявлениям негативных последствий климатических изменений, они не учитывают динамику усиления негативных климатических процессов.

Экономическая сущность приведенных потерь тоже разная. Отдельные приведенные категории явно влияют на оценку требуемых дополнительных расходов для их компенсации, например: таяние вечной мерзлоты. Другие, такие как оценка сгоревшего леса на основании стоимости самой дешевой продукции, которую можно было бы произвести, относятся (по используемой Методике расчета стоимости природных ресурсов Минприроды РФ) к утрате «непроизведенным нефинансовым экономическим активам». Также оценки не учитывают прогнозов по инфляции.

Несмотря на всю актуальность вопроса необходимости принятия мер практической адаптации к климатическим изменениям, мировой подход в этом аспекте по-прежнему остается крайне однобоким.

Так, устремляя большую часть усилий и капиталов на мероприятия по долгосрочному снижению СО2, инициаторы такой политики обрекают миллионы людей на лишения и потери. Глубокое заблуждение состоит в том, что, достигнув «углеродной нейтральности», мы решим проблему изменений климата. Если не уделять внимание и не вкладывать деньги уже сейчас в адаптацию населения, локальных экономик, хозяйств и инфраструктуры к фактическим изменениям, углеродная нейтральность станет бесполезна.

Экспертами на международном уровне констатируется тот факт, что деятельности по адаптации к изменениям климата уделяется гораздо меньшее внимание чем деятельности по снижению выбросов парниковых газов, и необходимо внедрение обязательств по финансированию дополнительных мер по адаптации к локальным климатическим изменениям.

По данным ООН в настоящий момент, на цели адаптации и обеспечения жизнестойкости направляется всего лишь 21% процент средств, выделяемых для финансирования деятельности, связанной с изменением климата[10].

В докладе UNEP (прим. – программа ООН по окружающей среде) Adaptation Gap Report 2021 говорится, что увеличивающееся воздействие изменения климата намного опережает наши усилия адаптироваться к нему [10].

Генеральный Секретарь ООН Антониу Гутерриш по поводу адаптации заявлял: «Инициатива «Стремление к климатической устойчивости» является не менее важной, чем инициатива «Стремление к нулю»»[11], «Нам нужен прорыв в области адаптации и устойчивости. Мы находимся в гонке со временем, чтобы приспособиться к быстро меняющемуся климату. Адаптация не должна быть забытым компонентом действий по борьбе с изменением климата»[12].

Итоговый документ Конференции ООН по изменениям климата 2021 года в Глазго «Климатический пакт» призывает «интегрировать адаптацию в местное, национальное и региональное планирование». В нем сообщается, что «80 стран уже согласились либо подготовить Сообщения по вопросам адаптации, либо составить Национальные планы адаптации, обеспечивающие повышение готовности к климатическим рискам, и 45 таких документов уже было представлено в прошлом году. Была согласована Рабочая программа «Глазго – Шарм-эль-Шейх для установления Глобальной цели по адаптации», призванная ускорить принятие мер по адаптации»[13].

Ещё недавно, в 2021 году, Россия также активно вовлекалась в международную климатическую повестку. Согласно презентации Минэкономразвития, подготовленной к выступлению на конференции ООН по изменениям климата в Глазго, было запланировано направить инвестиции в снижение выбросов углерода в России на 60% в размере 88,8 трлн руб. по целевому сценарию.

Вместе с тем, изменения международной политической и экономической ситуации существенно усилили независимость Российской Федерации в оценке эффективности глобальных решений и значительно скорректировали планы страны в реализации перехода на низкоуглеродную экономику.

Так, Распоряжением Правительства РФ № 3183-р от 25 декабря 2019 года утвержден «Национальный план мероприятий первого этапа адаптации к изменениям климата на период до 2022 года»[14]. Однако он касается только организационных и нормативно-правовых мер, и является лишь подготовительным этапом для дальнейших практических шагов. В период до 2022 года Планом предусмотрено: формирование необходимой методологической и статистической базы; определение приоритетных мер по адаптации отраслей экономики и сфер государственного управления к изменениям климата; определение приоритетных мер по адаптации регионов к изменениям климата; подготовка национального плана мероприятий второго этапа адаптации (на период до 2025 года). Разработка и утверждение региональных планов адаптации к изменениям климата планируется в IV квартале 2022 г.

В рамках реализации этого национального плана Минэкономразвития РФ утверждены «Методические рекомендации и показатели по вопросам адаптации к изменениям климата». Документ включает разделы:

  • Методические рекомендации по оценке климатических рисков;
  • Методические рекомендации по ранжированию адаптационных мероприятий по степени их приоритетности;
  • Методические рекомендации по формированию отраслевых, региональных и корпоративных планов адаптации к изменениям климата;
  • Показатели достижения целей адаптации к изменениям климата.

Необходимо отметить, что документ подготовлен на хорошем аналитическом и научно-методическом уровне. Но так как он носит широкий и всеобъемлющий характер, видится, что подготовка на его основе качественных планов будет затруднена. Тому есть несколько причин.

Как минимум с уверенностью можно говорить о том, что в субъектах РФ отсутствует должное количество специалистов, одновременно обладающих необходимым уровнем образования, компетенций и знаний в самых различных отраслях и по различным направлениям специализации (экология, гидрология, климатология и метеорология, экономика, государственное управление и пр.).

При этом для применения этой методики на практике должны быть даны четкие директивные указания и определена обязанность ее применения, и соответствующие расходы должны быть заложены или ассоциированы в бюджетах органов власти всех уровней и организаций, осуществляющих формирование и утверждение отраслевых, региональных и корпоративных планов адаптации к изменениям климата. В настоящий момент этого нет.

Для оценки хода подготовки региональных планов адаптации к изменениям климата, которые должны быть разработаны в 2022 г., во все субъекты Российской Федерации были направлены соответствующие депутатские запросы. Анализ ответов показал наличие существенных управленческих проблем, препятствующих разработке планов, подготовленных не по формальным правилам, а готовых к практической реализации. Среди которых можно выделить нарушение временной последовательности подготовки, а именно – разработка региональных планов осуществляется на основании отраслевых планов, но на конец марта 2022 года утверждено только семь из десяти отраслевых планов федеральных органов исполнительной власти, ответственных за реализацию мероприятий Национального плана. Поэтому разработать гармонизированные с отраслевыми региональные планы проблематично.

Второй существенный проблемный момент заключается в том, что в Федеральном законе 414-ФЗ от 21 декабря 2021 г. «Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации» устанавливаются полномочия субъектов Российской Федерации по участию в мероприятиях по адаптации к изменениям климата [15]. Но конкретный перечень полномочий субъектов Российской Федерации в области адаптации к изменениям климата не определен. В результате в настоящее время затруднена как разработка региональных планов за счет средств регионов, так и их последующая реализация.

Раздел методики «Показатели достижения целей адаптации к изменениям климата» как говорится в документе, включает федеральные, отраслевые и региональные показатели, которые предназначены для анализа эффективности мер адаптации к изменениям климата и контроля за реализацией планов адаптации к изменениям климата. Однако эти показатели не отражают хода достижения конечных целей адаптационных мероприятий, основанных на выявленных климатических рисках и адаптационных потребностях. В частности, показатели (федеральные, отраслевые и региональные): «количество планов адаптации», «количество выполненных и реализуемых адаптационных мероприятий», «количество дифференцированных климатических рисков» и «затраты по категориям», – характеризуют только процесс и затраты на процесс, но не характеризуют результат. Кроме того, они допускают улучшение отчетных значений, при ухудшении реального положения дел.

Остальные показатели («количество чрезвычайных ситуаций природного характера», «число пострадавших в результате воздействия климатических рисков», «экономический ущерб», «ущерб для природных экосистем и биоразнообразия»), показывают ход достижения только самых верхнеуровневых глобальных целей адаптации: по укреплению адаптационных возможностей, повышение сопротивляемости и снижение уязвимости к изменениям климата.

Отметим еще раз – это глобальные цели адаптации, определенные в Парижском соглашении, имеют отложенную на десятилетия реакцию от момента реализации конкретных адаптационных мер.

В целом, на основании анализа вышеуказанных и иных нормативно-правовых актах, касающихся вопросов формирования государственной политики в рамках темы адаптации к климатическим изменениям в нашей стране, можно сказать, что сейчас отсутствует возможность получения единой понятной картины, показывающей уровень сопротивляемости к изменениям климата: климатические риски, адаптационные мероприятия, их результативность, затраты и перспективные планы.

Особенно очевидным этот факт становится ясным при анализе единства системы государственного управления адаптационными мероприятиями. В целях единства системы государственного стратегического планирования по достижению национальных целей устойчивого развития, в том числе целей климатической повестки, национальные проекты интегрированы с государственными программами Российской Федерации.

Согласованность обеспечивается наличием у них общего структурного элемента – федерального проекта: национальный проект состоит из совокупности федеральных проектов, которые включаются в подпрограммы соответствующих государственных программ. При этом федеральные проекты одного и того же национального проекта, в зависимости от его специфики, могут быть включены как в одну, так и в несколько государственных программ.

По данным портала государственных программ в России действует всего 46 государственных программ.  Всего государственные программы содержат более 1700 показателей. По результатам оценки результатов достижения 1473 показателей в 2020 году достигнуто 842 показателя [16]. При этом в отношении некоторых из них можно сказать, что их достижение способствует адаптации к изменениям климата.

Однако, ни одна госпрограмма, федеральный проект или национальный проект не содержит в явном виде сформулированной цели по адаптации к изменениям климата, и соответственно не содержит показателей, явно направленных на оценку достижения этих целей. В результате этого планирование, реализация и контроль мероприятий госпрограмм и нацпроектов не учитывают цели адаптации к изменениям климата, а процесс достижения целей адаптации неуправляем с управленческой точки зрения.

Отметим, что в отношении снижения выбросов парниковых газов в нацпроекте «Экология» имеется показатель непосредственно соответствующей этой цели «Поглощение лесами углерода, млн тонн». Цель снижения выбросов парниковых газов находится под постоянным контролем правительства. Так, Минпромторг для обеспечения декарбонизации отраслей подготовил план актуализации 51 действующего справочника наилучших доступных технологий (НДТ) и включение в них удельных показателей выбросов СО2 по отраслям.

Это также подтверждает тот факт, что в системе государственного управления вопросам адаптации к изменениям климата уделяется гораздо меньше внимания по сравнению с вопросами выполнения обязательств, установленных «Парижским соглашением» по сокращению выбросов парниковых газов.

Таким образом, объективный подход к рассмотрению действительности говорит о том, что если усилия вкладывать только в декарбонизацию, то положительное влияние на условия проживания людей придется ждать только после срабатывания эффекта синергии и стабилизации климата через десятилетия. Инвестиции на достижение углеродной нейтральности, которая преподносится как «панацея» от всех негативных климатических проявлений, только опосредованно будут способствовать достижению хоть и связанных, но других целей.

Существующие прогнозы необходимых инвестиций по спасению планеты и человечества от негативного катастрофического потепления направлены на модернизацию отраслей экономики, внедрение новых технологий и другие глобальные структурные преобразования, но они никак не учитывают того обстоятельства, что негативные проявления изменения климата уже сейчас приносят колоссальный ущерб, который носит не только экономический характер, но и вызывает гибель людей, а также ежегодное большое  количество пострадавших граждан (ранения, потеря имущества, вынужденное переселение, разрушения жилья и др. ).

Недооценка этого ущерба ведет к неверным интерпретациям оценок объемов необходимых инвестиций.Наблюдаемый ущерб от климатических изменений сопоставим по порядку с объемом прогнозируемых инвестиций в декарбонизацию. При этом государство реагирует на произошедшие критические климатические катастрофы, не предпринимая должных усилий, направленных на опережение с учетом прогнозов усиливающегося изменения климата.  В результате, сосредоточение усилий на задаче борьбы с потеплением в будущем, посредством снижения выбросов парниковых газов, и игнорирование необходимости решения задачи минимизации текущего ущерба от климатических явлений и упреждающих действий в этом направлении, выглядит несправедливым по отношению к живущим сейчас поколениям.

 

Библиографический список:

  1. Парижское соглашение. – Текст: электронный // РКИК ООН: официальный сайт.– Нью-Йорк 2021, – URL: https://unfccc.int/files/meetings/paris_nov_2015/application/pdf/paris_agreement_russian_.pdf (Дата обращения: 10.07.2022);
  2. ТАСС: информационное агентство России: [сайт], – Москва 2021,- Обновляется в течение суток. – URL: https://tass.ru/obschestvo/12812589 (Дата обращения: 19.07.2022) – Текст: электронный;
  3. ШЭР: информационное агентство: [сайт], – Москва 2022,- Обновляется в течение суток. – URL: https://sher.media/uglerodnaya-nejtralnost-k-2050-godu-plany-oon-evrosoyuza-i-rossii/. (Дата обращения: 16.07.2022) – Текст: электронный;
  4. Организация объединенных наций: официальный сайт. – Нью-Йорк 2021, – Обновляется в течение суток. – URL: https://www.un.org/ru/climatechange/cop26 (Дата обращения: 20.07.2022) – Текст: электронный;
  5. Доклад «О необходимости практической адаптации к локальным практическим изменениям в контексте участия России в глобальной климатической повестке» / Межфракционная рабочая группа Государственной Думы по правовому обеспечению внедрения «зеленой» экономики как одного из направлений устойчивого развития / Николаев Н.П. – Москва: Государственная Дума – Текст: непосредственный. – 2022. – с. 48;
  6. Продукция сельского хозяйства по категориям хозяйств по Российской Федерации. – Текст: электронный // Федеральная служба государственной статистики Российской Федерации: официальный сат. – Москва 2022. – URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/business/sx/prod_sx_rf.xls (Дата обращения: 20.07.2022)
  7. Интерфакс: информационное агентство России: [сайт], – Москва 2021,- Обновляется в течение суток. – URL: https://www.interfax.ru/business/746158 (Дата обращения: 19.07.2022) – Текст: электронный;
  8. ТАСС: информационное агентство России: [сайт], – Москва 2021,- Обновляется в течение суток. – URL: https://tass.ru/ekonomika/11490969 (Дата обращения: 19.07.2022) – Текст: электронный;
  9. РИА Новости: информационное агентство России: [сайт], – Москва 2022,- Обновляется в течение суток. – URL: https://ria.ru/20220114/merzlota-1767845166.html (Дата обращения: 19.07.2022) – Текст: электронный;
  10. Отчет о пробелах в адаптации 2021 г. – Текст: электронный // Программа Организации Объединенных Наций по окружающей среде (ЮНЕП): официальный сайт. – Нью-Йорк 2021, – URL: https://www.unep.org/resources/adaptation-gap-report-2021 (Дата обращения: 20.07.2022);
  11. Сообщение Лидеров высокого уровня ООН по климату по случаю Климатического саммита. – Текст: электронный // РКИК ООН: официальный сайт. – Нью-Йорк 2021, – URL: https://unfccc.int/ru/news/soobschenie-liderov-vysokogo-urovnya-oon-po-klimatu-po-sluchayu-klimaticheskogo-sammita (Дата обращения: 15.07.2022);
  12. Выступление Генерального секретаря в Колумбийском университете: «Состояние планеты». – Текст: электронный // ООН: официальный сайт. – Нью-Йорк 2021, – URL:https://www.un.org/sg/en/content/sg/speeches/2020-12-02/address-columbia-university-the-state-of-the-planet (Дата обращения: 10.07.2022);
  13. Вашингтон Пост: информационного агентство США: [сайт]. – Вашингтон 2021, – Обновляется в течение суток. – URL: https://www.washingtonpost.com/climate-environment/interactive/2021/glasgow-climate-pact-full-text-cop26/ (Дата обращения: 13.07.2022) – Текст: электронный;
  14. Правительство Российской Федерации: официальный сайт. – Москва. – Обновляется в течение суток. – URL: http://government.ru/docs/38739/ (дата обращения: 19.07.2022). – Текст: электронный.
  15. Об общих принципах организации публичной власти в субъектах Российской Федерации: Федеральный закон № 414-ФЗ: принят Государственной Думой 14 декабря 2021 года: одобрен Советом Федерации 15 декабря 2021 года.
  16. Портал госпрограмм РФ: официальный сайт. – Москва. – Обновляется в течение суток. – URL: https://programs.gov.ru/Portal/home (дата обращения 20.07.2022). – Текст: электронный.

 

[1] https://unfccc.int/files/meetings/paris_nov_2015/application/pdf/paris_agreement_russian_.pdf

[2] https://tass.ru/obschestvo/12812589

[3] https://sher.media/uglerodnaya-nejtralnost-k-2050-godu-plany-oon-evrosoyuza-i-rossii/

[4] https://www.un.org/ru/climatechange/cop26

[5] Доклад «О необходимости практической адаптации к локальным практическим изменениям в контексте участия России в глобальной климатической повестке» / Межфракционная рабочая группа Государственной Думы по правовому обеспечению внедрения «зеленой» экономики как одного из направлений устойчивого развития / Николаев Н.П. – Москва: Государственная Дума – Текст: непосредственный. – 2022. – с. 48

[6] http://www.gks.ru/free_doc/new_site/business/sx/prod_sx_rf.xls

[7] https://www.interfax.ru/business/746158

[8] https://tass.ru/ekonomika/11490969

[9] https://ria.ru/20220114/merzlota-1767845166.html

[10] https://www.unep.org/resources/adaptationgapreport-2021 

[11] https://unfccc.int/ru/news/soobschenieliderovvysokogourovnyaoonpoklimatuposluchayuklimaticheskogosammita

[12] https://www.un.org/sg/en/content/sg/speeches/2020-12-02/addresscolumbiauniversitythestateoftheplanet

[13] https://www.washingtonpost.com/climateenvironment/interactive/2021/glasgowclimatepactfulltextcop26/

[14] Правительство Российской Федерации: официальный сайт. – Москва. – Обновляется в течение суток. – URL: http://government.ru/docs/38739/ (дата обращения: 19.07.2022). – Текст: электронный.

 

Источник: Научные труды ВЭО России/ Журнал, Том 236; Москва, 2022, стр. 428-446

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.