Как будет развиваться экономика на фоне последствий пандемии и стоит ли ожидать климатических изменений

Депутат Госдумы Николай Николаев рассказывает, что нас ждёт в 2022 году

Н. Николаев:

– Доброе утро, друзья. На Радио «Комсомольская правда» программа «Общее будущее». Я – Николай Николаев. Мы с вами живем в период глобальных перемен – и в технологиях, и в общественных настроениях. Конечно, каждое событие, каждое решение, каждый общественный спор или диалог формируют наше общее будущее. И всем интересно, каким же оно будет. И, конечно, особенно часто мы задумываемся об этом перед новым годом.

Сегодня я решил отойти от нашего такого привычного формата, когда я приглашал обсудить ту или иную тему одного эксперта. Слишком уж многообразен и противоречив был уходящий год. И давайте подведем его итоги.

В этом году произошло много событий, которые, на мой взгляд, окажут серьезнейшее влияние не только на следующий – 2022 год, но и на дальнейшее будущее и в мире, и в нашей стране. Будущее каждого из нас. Конечно, все в наших руках, это понятно. И тем более важно порассуждать о том, какие уроки мы должны извлечь из тех событий, которые произошли в 2021 году.

ВЦИОМ 24 декабря представил данные опроса о том, каким россиянам запомнился уходящий год. Главными международными, вообще, честно говоря, я бы сказал – мировыми событиями 2021 года россияне назвали, конечно же, пандемию коронавируса, – 39 %, а также массовую вакцинацию от коронавируса – 35 %. Хочу обратить ваше внимание только, что социологи не стали обозначить, как именно окрашены эти события в понимании людей, положительно или отрицательно. Они просто констатируют факт, что именно вот это главные события.

Среди важнейших событий в масштабах страны респонденты отметили борьбу с коронавирусом и выборы в Госдуму. Действительно, это самое значимое политическое событие этого года. Дума восьмого созыва, надо сказать, значительно обновилась. И самым главным, наверное, является то, что появилась новая фракция – «Новые люди». будущее, конечно, покажет, но надо сказать, что ребята достаточно бодро себя ведут, с новым взглядом на привычные темы. Конечно, важно, чтобы они не забронзовели, что называется. Во всяком случае, я могу сказать, что пока они привносят определенную свежесть в ставший привычным за многие годы ландшафт Госдумы.

Но возвращаемся к ВЦИОМу. Он попросил россиян выбрать три главных слова 2021 года. Вполне понятно, что первое место это слово «коронавирус» – 38 %. «Рост цен» – 34 %. И «QR-коды» – 28 %. Вот именно эти три слова стали определяющими для большей части наших сограждан. Я думаю, что они во многом определят и многие события следующего года.

Давайте по порядку. Коронавирус – это, конечно, явление, которое полностью захватило весь мир. Даже если ты абсолютно здоров, живешь с семьей на необитаемом острове, у тебя есть, допустим, интернет или телевизор, игнорировать коронавирус было просто невозможно. Каждый день отовсюду звучит статистика. Это похоже на сводки с поля боя: сколько заболело, умерло, выздоровело. Обратите внимание, что все цифры почему-то даются нарастающим итогом. Почему – не понимаю. На мой взгляд, кроме устрашения и психологического давления они ничего не несут, во всяком случае, неспециалистам.

Потому что, действительно, нарастающий итог, вот представьте, мы же можем опубликовать количество заболевших и погибших, например, от диабета, сердечнососудистых заболеваний, рака, других болезней нарастающим итогом, например, с 2000 года, а может быть, даже и раньше, с 1970-го, например. И. конечно, вот эти цифры, которые получились в результате, они бы вообще говорили нам чуть ли не о конце света. И здесь о чем задуматься. Потому что, например, только раком рано или поздно заболевает каждый пятый житель планеты. Это официальные данные ВОЗ. Каждый восьмой мужчина и каждая одиннадцатая женщина умирают от этой болезни.

В 2020 году, к сожалению, более свежих данных у меня нет, но я думаю, что их в принципе нет, в мире раком заболели 19,3 млн. человек, более половины из них – 10 миллионов – скончались. При этом ВОЗ признает, что на самом деле таковых больше, просто много случаев остается за скобками официальной статистики и официального здравоохранения.

Вот для сравнения, от ковида за два года скончалось около 5,5 миллионов человек. Конечно, это все равно очень и очень много. Это, действительно, очень серьезная, тяжелая болезнь, которая требует самого пристального внимания. Увы, многие знают об этом не понаслышке, я в том числе. Мы теряем близких, теряем друзей. И часто, честно говоря, остаемся беззащитными перед лицом этой болезни.

Я не медик, поэтому не буду говорить о вопросах лечения или профилактики коронавируса или любого другого заболевания. Я хочу поговорить о тех социальных, экономических и гуманитарных вопросах, которые были поставлены этой эпидемией. Это важно, так как большинство событий следующего года так или иначе будут с этим связаны. И мы видим, штаммы меняются. Каждый раз, когда появляется новый штамм, специалисты ВОЗ говорят, что он, судя по всему, оправдывает все самые плохие ожидания. Мы последний штамм – «Омикрон» обсуждали на прошлой неделе. И я уверен, что это не последний штамм коронавируса, не последний вирус в жизни человечества.

Но вот что меня беспокоит. Появление коронавируса вызвало не просто кризис в самых разных областях. Кризис – ведь это изменения. Коронавирус создал новые условия, новую реальность в экономике, в социальной сфере, в государственном управлении по всему миру. И есть множество тех, кто нашел себя в этой новой реальности, кто в ней себя теперь прекрасно чувствует. Только подумайте, глобальный рынок вакцин, лекарств, ПЦР-тестов, анализов, цифрового образования, дистанционной торговли, доставки. Я думаю, что много еще можно о чем сказать. И каждый из этих рынков или деятелей на этих рынках, осознанно или нет, но в принципе заинтересован в том, чтобы кризис продолжался. Им же это выгодно. Им не все равно. Это кризис, на котором они зарабатывают деньги. Они научились хорошо жить, развиваться в новых условиях.

Вообще, честно говоря, сочетание коронавируса и бизнеса – это такая плохая история, на мой взгляд. И поэтому, конечно, очень важно, чтобы при принятии тех или иных решений в отношении коронавируса, в отношении кризиса, который сейчас есть во всем мире, мы учитывали и этот очень важный фактор. И, честно говоря, я думаю, что таких решений нам предстоит еще принимать очень и очень много.

Вот «вакцинация» – еще одно слово, которое, по опросу ВЦИОМ, да я думаю, что и без опроса это понятно, стало символом важнейших событий уходящего года. Тема, конечно, очень сложная. Можно с уверенностью сказать точно, что именно вакцинация стала таким глобальным яблоком раздора 2021 года. По всему миру. Если послушаешь таких официальных представителей систем здравоохранения, то виноваты в том, что вакцинация не достигает необходимого уровня, некие такие партизаны-антипрививочники, которые все портят, препятствуют тому, чтобы люди защищали себя от болезни, получая прививку, конечно.

При этом, судя по всему, они столь влиятельны, могущественны, что даже оказывают значительно большее влияние на умы граждан, чем и официальные органы, официальные источники, академии, социальная реклама. Но вот кто такие антипрививочники, на самом деле никто толком-то не говорит. Такого определения нигде нет. Меня, например, тоже периодически причисляют к антипрививочникам только за то, что я постоянно поднимаю вопрос об ответственности системы здравоохранения перед гражданами в случае каких-либо осложнений после прививки. Кстати, не только от коронавируса, но от любой прививки.

Сегодня в соответствии с нашим законом ответственность за смерть в результате осложнений составляет всего 30 тысяч рублей. В случае получения инвалидности в результате осложнений – 10 тысяч. Увы, друзья, но это правда, это норма закона. И это, на мой взгляд, неправильно. И то, что осложнения бывают, это абсолютно очевидно. И в том числе даже для официальной статистики, в среднем порядка 200 случаев в год регистрируется официально. И в конце концов, осложнения бывают, я думаю, даже от банального аспирина.

Кто такие антипрививочники? Кто может сказать – не знаю. Ни разу не слышал. Кстати, я ни разу не видел ни одного человека, который бы отрицал вакцинацию как таковую. Да, есть те, кто против обязательных вакцинации, кстати, в том числе и президент Российской Федерации. Есть те, кто говорит о необходимости выбора. Есть те, кто просто реально, банально боится уколов или осложнений.

Итак, мы подводим итоги уходящего года. И сейчас слышали новости: первая новость – это про вакцины. Это, действительно, очень важно. И профилактика очень важна. Но я хотел бы обратиться ко всем, особенно к экспертам, представителям власти, журналистам. Все мы разные. Мы не просто серая такая популяция. У всех есть собственные мысли, страхи, надежды, истории. И, конечно, это не повод вешать ярлыки или обвинять во всех смертных грехах. Это повод только для того, чтобы начать говорить, обсуждать, спорить, в конце концов. Поэтому мы и называемся обществом, называемся согражданами, людьми.

Еще одно понятие, которое мы отмечаем, это QR-код – это понятие, с которым ассоциируется так же год уходящий. Вообще, честно говоря, в QR-кодах, вообще, в самом этом понятии, мне кажется, сконцентрировался весь негатив, который накопился за эти два года. Это и отторжение обязательной вакцинации, усталость от бесконечной эпидемии и ограничений, страх перед тотальной цифровизацией, перед утечкой персональных данных, перед цифровым контролем. Недоверие, в том числе, часто к таким нелогичным, может быть, иногда поступкам и решениям санитарных властей. Ну, все мы слушаем, например, периодические призывы в метро или в переполненном автобусе: соблюдать социальную дистанцию.

Вот сейчас в Госдуме работает комиссия, которая согласовывает поправки ко второму чтению закона, который стал, действительно, исключительно скандальным – о введении вот этих QR-кодов. Думаю, дебаты предстоят не простые. Но, честно говоря, чем больше будет споров, чем больше будет обсуждений, реальных обсуждений, тем лучше.

Давайте отвлечемся от вакцинации и от коронавируса.

И поговорим еще на одну тему, которая, на мой взгляд, стала тоже определяющей в этом году. И определяющей на долгие годы вперед – это климат как в прямом, так и в переносном смысле. Климат, действительно, меняется. Мы это видим и с экранов телевизоров, а кому-то достаточно просто посмотреть в окно. Я, например, в этом году проехал весь Дон, видел, как великая река в некоторых местах буквально высыхает. Есть районы, где посередине реки можно прогуливаться пешком на многие километры. Там же, на юге России, есть такое явление, как опустынивание, которое, на самом деле, поражает: когда появляется такой небольшой кусочек пустыни, песка и он постепенно расширяется.

Год запомнился нам и другими климатическими событиями, например, лесными пожарами в Якутии. И главная причина – отсутствие осадков весной. Абсолютно небывалое явление. И, конечно, можно спорить о том, что к нам грядет: кто-то говорит – потепление, кто-то – похолодание. Честно говоря, мне кажется важным для нас сейчас, что погодные катаклизмы, необычные климатические явления, они появляются все чаще. И теперь, похоже, что во многих уголках нашей планеты попросту даже нельзя даже расслабиться. И то, что этот тренд идет по нарастающей – это тоже, мне кажется, очевидно. И это тоже одна из тем, которая станет, думаю, таким предметом многочисленных новостей в следующем году и, к сожалению, думаю, что новостей не очень хороших. Так что берегите себя, будьте осмотрительны в своих путешествиях.

Но когда сейчас кто-нибудь, особенно когда речь идет о политиках, говорить о климате, то это, в общем, не значит, что он имеет в виду изменение погодных условий или какие-то температурные режимы. В нашу жизнь очень массированно вошло понимание климатической повестки, как мировой борьбы с углеродом. Ну, вот, на мой взгляд, конечно, тема эта, которая зародилась в Европейском союзе, больше идеологическая или, можно сказать, такая вероучительная нежели объективная. Даже объясню, почему: все цели по снижению углеродного следа человечества стоят, если вы посмотрите, 2050 год – это в лучшем случае, в основном это 2060-й, а то и 2100-й год. Увы, но большинство из тех, кто сейчас принимает решения, они просто не будут в этом мире. И уж точно не будут отвечать за свои решения. А вот, честно говоря, уверенности в том, что эти цели поставлены правильно и реально, их до сих пор нет. Идут споры среди ученых. Поэтому сейчас, можно сказать, что основа всех глобальных усилий в части борьбы с СО2, на мой взгляд, это в большей степени вера. Вера в то, что все это правильно, в то, что эти цели поставлены не напрасно. И они, действительно, приведут к чему-то хорошему.

Надо сказать, что до вот этого года мы как-то достаточно спокойно относились к этой повестке. Конечно, все знали, что Европа сходит с ума в связи с переходом на зеленую энергетику. И, вообще, на все зеленое. И нас это, в общем-то, не особо волновало до тех пор, пока Евросоюз не утвердился в мысли, что с товаров, которые поступают к ним из-за границы, которые сделаны без усилий по снижению выбросов парниковых газов, надо брать деньги. Вот под это нехитрое определение подходят практически все наши товары, которые идут в Европу. И именно поэтому пришлось браться за дело, принимать различные концепции, законы, стратегии низкоуглеродного развития. И, вообще, можно сказать, резко позеленеть.

Конечно, мы в большей степени тем самым занимаемся спасением нашего бизнеса и нашей экономики, а не климата, но, тем не менее, движение пошло очень сильное. И то, что оно продолжится в следующем году, это абсолютно понятно, готовится целый ряд законопроектов, решений и так далее.

Особенно все это стало ясно после глобального климатического форума, который в этом году прошел в Глазго. Мы тоже участвовали в этом форуме и даже подписали соглашение еще одно по лесам, приняв обязательство, что буквально через 25-30 лет у нас не будут уменьшаться площади лесов. Итак, сколько это все будет стоить? Тоже очень важно. Прогнозы различаются: от 92 триллионов до аж 479 триллионов – первый прогноз – это Андрей Белоусов, первый вице-премьер правительства говорил о стоимости энергоперехода. Второе – это такой самый масштабный сценарий, который предложил ВТБ-капитал, но, самое главное, что, конечно, борьба с выбросами приведет к росту цен. И к 2050 году аналитики прогнозируют, что цены на электричество вырастут на 28%. И это, конечно, без учета вот тех кризисных явлений, которые сейчас идут.

Конечно, все эти огромные цифры впечатляют, но ни слова не говорят о том, что изменится в жизни тех, кто уже сейчас сталкивается с последствиями изменения климата. Но, конечно, это еще одна тема, которую предстоит обсуждать. И в том числе в связи с международной тематикой. Это очень важно, потому что если мы будем бороться с изменениями климата или с опустыниванием Волгоградской области, то без усилий того же самого Казахстана это невозможно сделать.

Но вот если говорить о международной теме вообще, то, конечно, невзирая на то, что мировые декорации немного изменились: у нас в США вступил в должность новый президент, появился новый канцлер в Германии, но, честно говоря, особых изменений я не вижу. Друзей на Западе и, вообще, в мире у нас не становится особо много. И сильная Россия абсолютно никому не нужна, самостоятельная тем более. Это очевидно. Так что, конечно, следующий год должен быть годом развития. Другого пути у нас, конечно, просто нет. И важно с особенной осторожностью относиться к тем процессам, в которые нас пытаются затащить так называемые представители цивилизованного мира. Нам предлагают это явно не для нашей пользы. И, кстати, если вот так подумать, то зеленая климатическая повестка в том варианте, которую ее продвигает Евросоюз да и тотальная вот такая вакцинация – это тоже те темы, которые мы не сами придумали. Так что, друзья, будем бдительны.

Я думаю, что невозможно в течение этого небольшого времени охватить все темы. Я очень надеюсь, что, конечно, у нас будет больше тем приятных для обсуждения в следующем году.

С вами на радио «Комсомольская правда» был Николай Николаев и программа «Общее будущее». Я поздравляю всех наших слушателей с наступающим Новым годом! Пусть он станет добрее, спокойнее ко всем нам. И чтобы, наконец, все мы почувствовали, что под нами исчезает вот та самая бочка с порохом, которая называется «коронакризис».

Будьте счастливы! Думайте. Никогда не оставайтесь равнодушными. И пусть будущее нам улыбнется – это уже давно пора! Надеюсь, что мы с вами услышимся в следующем году. И поговорим о тех событиях, которые определяют наше будущее. Ведь оно очень важно для каждого из нас.

С Новым годом!

Источник: radiokp.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 + 11 =