Как чувствует себя малый бизнес в условиях локдауна в стране?

Депутат Госдумы Николай Николаев говорит об этом с президентом общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» Александром Калининым

Н. Николаев:

– Доброе утро, друзья! На Радио «Комсомольская правда» программа «Общее будущее». Я – Николай Николаев. Мы с вами живем в период глобальных перемен и в технологиях, и общественных настроениях. Каждое событие, каждое решение, каждый общественный спор или диалог формируют наше общее будущее. И, конечно, каждому из нас интересно, каким же оно будет. Сегодня у меня в гостях планируется Александр Калинин. Александр Сергеевич – президент Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России».

Сегодня хотелось бы поговорить о малом бизнесе. Почему о малом бизнесе? Дело в том, что, конечно же, когда мы говорим о малом бизнесе, речь идет не только об экономике, не только о рабочих местах. Речь идет, прежде всего, о социальных факторах. Дело в том, что малый бизнес – это порядка 90 процентов всех предприятий в мире. И на этих предприятиях заняты приблизительно 70 процентов трудоспособного населения. Только вдумайтесь – 70 процентов! То есть у нас малый бизнес и здоровье малого бизнеса – это, в том числе, вопросы, связанные с социальным здоровьем, вопросы, связанные с социальным обеспечением, и так далее. 50 процентов мирового ВВП на сегодняшний день приходится именно на малый бизнес.

Мы все прекрасно видим и знаем, что происходит сейчас, когда очередной раз мы столкнулись с этим локдауном, теперь это называется почему-то «малый локдаун». Но для каждого из предпринимателей, наверное, каждый локдаун, каждое такое потрясение – это не то что вызов. Мы обычно любим говорить вот такие красивые слова: вызов, какие-то вопросы, связанные с челленджами и так далее. Нет, на самом деле очень многие предприниматели сегодня, сталкиваясь с этим кризисом, подходят на край к трагедиям, к жизненным трагедиям.

Я в свое время тоже занимался предпринимательской деятельностью, до того, как ушел в политику. И помню вот это чувство, когда, с одной стороны, у тебя есть дело, которое ты хочешь развить, которое ты хочешь, чтобы оно выросло, с другой стороны, у тебя колоссальная нагрузка, которая на тебя падает со стороны банков, налоговой инспекции. Ведь никто не будет спрашивать: а ты болел или не болел? Все ли у тебя получается или не получается? Нет, ты должен заплатить по кредитам, ты должен заплатить налоги и, что называется, спать спокойно.

И, конечно, очень важна для каждого предпринимателя, это, во-первых, собственная семья. Потому что семья смотрит, надеется. И для малого предпринимателя, конечно, очень важны его работники. И это очень серьезно, это не шутки. Потому что на тебя смотрят люди, их семьи. Ты знаешь каждого по имени. Ты знаешь, какая ситуация в семье каждого твоего работника. Я много раз был на разных абсолютно предприятиях, вместе с владельцами, с предпринимателями. Это большая семья. Успешное предприятие – это, действительно, большая семья. И когда предприниматель через вот эти пандемии, через решения о локдаунах становится в ситуацию, когда ему нужно выбирать, кто ему больше дорог, это, действительно, трагедия. Я наблюдаю, что сейчас происходит. И, честно говоря, абсолютно не завидую.

Да, действительно, у нас государство на сегодняшний день осуществляет какие-то меры по поддержке малого предпринимательства. Я вспоминаю, когда больше года назад у нас был первый локдаун, то, действительно, все эти мероприятия – кредиты, какие-то гранты и так далее – это было внове. И никто тогда из предпринимателей не верил, что в принципе такое возможно. И я знаю несколько регионов, где команды губернатора, и, кстати, в двух случаях я знаю, когда губернаторы сами просто обзванивали предпринимателей для того, чтобы их пригласить получить вот эту помощь, эти деньги. Никто не верил. Тем не менее, есть регионы, которые привлекали таким образом с федерального уровня по несколько миллиардов рублей именно в виде помощи для малого и среднего бизнеса.

Насколько это было эффективно – другой вопрос. Я думаю, что многие из вас, когда ездят по улицам своих городов, видят, что не все так хорошо, как хотелось бы. Я, когда еду на работу одним и тем же маршрутом из дома, то очень интересно рассматривать улицы. Потому что улицы являются определенным барометром нашего бизнеса и нашей экономики. Вот когда все заполнено, когда большое количество людей, когда вывески, когда нет объявлений о том, что арендуют, сдают в аренду или еще что-то, тогда понимаешь, что, да, все работает, все развивается. Зарплаты получаются. И есть надежда на развитие, надежда на будущее.

Сейчас я думаю, что многие из вас видят, что, к сожалению, несмотря на вот такие меры, которые предпринимаются, все не так хорошо. Огромное количество объявлений на бывших магазинах, на бывших ателье, на бывших кафе и ресторанах: «Сдается в аренду», «Продается». Когда ты видишь, что улица покрывается вот такими объявлениями, становится очень грустно.

Что делать? Вот это, конечно, большой вопрос. абсолютно понятно, что только усилий государства сейчас категорически недостаточно. Мы с вами понимаем, что, конечно, те же самые кредиты, наверное, это хорошо. Но кредиты же нужно возвращать. И поэтому, если меня бы спросили, я считаю, что помощь в виде кредита – это определенное лукавство. Да, через какое-то время, мы помним, было принято решение, что часть кредитов при определенных условиях может не возвращаться. Но, наверное, это мало.

Люди берут от отчаяния эти кредиты, пользуются какими-то возможностями льготного кредитования, которые дает государство. Но это, действительно, шаг отчаяния. Потому что мало кто понимает и вообще может представить, каким образом эти кредиты будут возвращаться. И когда они будут возвращаться. Если мы даже не знаем, что будет у нас через месяц, через два, то как может предприниматель понимать, с каких прибылей он будет возвращать эти кредиты? Абсолютно непонятно.

И, к сожалению, надо сказать, что пока ни предпринимательские объединения, а у нас четыре основных предпринимательских объединения, это «Опора России», «Деловая Россия», РСПП и, конечно, Торгово-промышленная палата, – они ответы на эти вопросы не дают. Во всяком случае, я не слышал ни разу какой-то вот такой конкретики.

О чем бы хотелось еще поговорить? Это о видах этого бизнеса. То, что я наблюдаю, конечно, больше всего сейчас страдают рестораны. Это то, что видно. Кафе, рестораны, кино, маленькие магазинчики непродовольственные. Они просто в отчаянии. Я за несколько дней до того, как начался вот этот локдаун, общался с продавцами в некоторых магазинах. Просто мне было интересно, на что они рассчитывают, что они ожидают. Вы знаете, я ни разу не услышал какой-то оптимистичной нотки. Все говорят только о том, что на самом деле, скорее всего, нас закроют не только на неделю, а это будет две, три, месяц и так далее.

Но самое ужасно то, что многие говорят о том, что они не ожидают получить какую бы то ни было зарплату. Вот это, мне кажется, самый большой вопрос, который должен сейчас задаваться. Каким образом те средства, которые выделяет государство, действительно дойдут до предпринимателей и до их сотрудников. Вот это самое главное. Потому что, если будет только объявляться об этих мерах помощи, но ничего не будет делаться в результате, то все будет напрасно. И только доверие к власти будет уменьшаться.

Хотелось бы получить оценку того, что происходит. Да, какие-то меры предпринимаются. Но насколько они доходят до предпринимателей? Достаточны ли эти меры поддержки?

А. Калинин:

– Что будет четвертая волна эпидемии –об этом знали все. Но никто не знал, что она будет настолько мощной, и настолько легко передающийся вот этот штамм. И заболеваемость более 40 тысяч в день – такого никогда не было. Более 1100 россиян умирают от коронавируса. Конечно, правительство было вынуждено пойти на где-то закрытие каких-то массовых сервисов. Это, прежде всего, услуги.

Н. Николаев:

– Те же ресторанчики, кафе – я не могу сказать, что это массовые сервисы. Не говоря уж о небольших магазинчиках, которые продают какую-нибудь аппаратуру. Как «Опора России», вообще в целом предпринимательское сообщество оценивает те меры поддержки, которые сейчас государство дает? Вот эти кредиты льготные и так далее.

А. Калинин:

– Во-первых, правительство достаточно быстро отреагировало. Уже с сегодняшнего дня можно подать тем отраслям, которые являются наиболее пострадавшими, 21 вид ОКВЭДов могут уже сегодня через личный кабинет либо через электронные сервисы Федеральной налоговой службы подать заявление на безвозмездную субсидию. И с нее не берется никаких налогов.

Н. Николаев:

– То есть эти деньги не надо будет возвращать?

А. Калинин:

– Эти деньги не нужно будет возвращать.

Н. Николаев:

– А сколько?

А. Калинин:

– 12792 рубля на каждого сотрудника по отчетности на 1 июля. Грубо говоря, если у вас 50 человек, посчитайте, сколько вы можете получить денег единоразово и потратить их на неотложные нужды. Это не обязательно зарплата, это может быть и аренда, и уплата налогов, это может быть расчет за товары. Я думаю, что сейчас у малого бизнеса, который не работает, достаточно много головной боли, есть куда эту помощь потратить в первую очередь. Еще раз повторюсь, что это не облагается никакими налогами. Это чистые деньги.

Н. Николаев:

– Получается странная ситуация. С одной стороны, аренду нужно платить, люди чаще всего получают не 12 тысяч рублей в месяц, а значительно больше. Какие еще меры, может быть, «Опора» что-нибудь предлагает сейчас сделать, чтобы хоть как-то удержать на плаву бизнес, который тает просто на глазах?

А. Калинин:

– Здесь, помимо вот этих безвозмездных субсидий, которые, кстати, по нашим опросам «Опоры России», оказались самыми с точки зрения бизнеса полезными мерами, с сегодняшнего числа предприниматели могут подать заявку на кредит под 3 % годовых. Уже с сегодняшнего числа можно получать такие кредиты. Кредит рассчитывается также от количества сотрудников, которые у вас работали, на 1 МРОТ и на 12 месяцев. Я прикинул, если 50 человек работает на предприятии, то это почти … миллионов можно получить под 3 % годовых. Причем первые полгода ничего не нужно платить, ни процентов, ни тело кредита. И потом еще дается год, то есть кредит дается на полтора года, 6 месяцев грейс-период, еще год можно спокойно частями возвращать этот кредит. Список банков – участников программы достаточно большой. Там крупнейшие банки. С сегодняшнего числа можно обращаться за этими деньгами. Сейчас выходные дни, но банки все равно работают. Так как они относятся к тем отраслям, которые обеспечивают жизнедеятельность страны. Приглашаю обратиться. Где вы найдете сейчас кредит под 3 % годовых? Только в рамках поддержки.

Н. Николаев:

– Сказать по правде, 3 %, если брать по платежам, они не так уж влияют на сумму, которую нужно возвращать или платить ежемесячно, возвращая этот кредит. У нас же нет абсолютно какой-то гарантии, что через три или четыре месяца, или через полгода не будет еще одной волны, еще одного локдауна. И так далее.

Стратегия поддержки малого бизнеса и его выживания со стороны главных предпринимательских объединений разрабатывается?

А. Калинин:

– Кроме наиболее пострадавших отраслей, бизнес говорит: а как быть тем, кто в торговых центрах работает? Там же нет никакой продовольственной розницы, нет грантов. Но сейчас Центробанк запустил новые кредиты, тоже с 1 ноября. Под 8,5 % можно взять кредиты. Это уже для всех, кто находится в реестре малого и среднего бизнеса. И еще одна мера от Центробанка. Если у вас упали доходы, с 1 ноября по 31 декабря вы можете реструктурировать те кредиты, которые у вас есть. Еще одна серьезная мера была проработана с тем, чтобы, если у вас есть обязательства перед банками, в течение двух этих месяцев эти обязательства могут быть либо реструктурированы, либо вы можете получить кредиты под 8,5 %.

Н. Николаев:

– Впечатление создается такое, что самым главным бенефициаром этих локдаунов, во всяком случае, в сфере бизнеса, являются банки. Потому что, как ни крути, но практически все меры поддержки приносят прибыль банкам. Потому что мы прекрасно понимаем, что государство выделяет деньги на субсидирование процентной ставки. Это не банки занимаются благотворительной помощью. У них-то вполне рыночная процентная ставка. Другое дело, что ее покрывает частично государство.

А. Калинин:

– Здесь я не могу согласиться. Потому что 3 % или 14 % все-таки платит конкретный предприниматель. Да, банки получают компенсацию. Но ведь в итоге-то кредит под 3 % получает конкретный ИП Иванов, ИП Петров, ИП Сидоров. То есть все-таки деньги из кошелька конкретных людей не забираются. Они им сейчас очень нужны.

И еще что очень важно. Вы знаете, что, к примеру, где-то треть регионов России не стали вводить полный локдаун. Предприятия работают по QR-кодам больше чем в трети регионов Российской Федерации. И нас заверяли многие руководители регионов, что после 8 ноября даже те, кто закрыл сейчас работу, они хотят разрешить работать, но с использованием системы QR-кодов. Поэтому малому бизнесу нужно привыкать к этой системе.

Возьмем в пример Крымский полуостров. В Крыму работает систему по QR-кодам для ресторанов, для отелей. Конечно, предпринимателям Крыма гораздо легче, у них есть потенциал. Люди приезжают и оплачивают услуги.

Н. Николаев:

– Это не всегда легче. Потому что постоянные затраты на аренду, например, никак не сокращаются. А вот поток людей, которые допускаются только по QR-коду, конечно, значительно меньше, чем поток людей, которые обычно приходят в те же рестораны, магазины и так далее.

У меня вопрос по поводу социального предпринимательства. «Опора России» много делала для развития социального предпринимательства. Какая-то поддержка есть?

А. Калинин:

– Во-первых, гранты получают в том числе социально ориентированные некоммерческие организации. И кредиты льготные…

Н. Николаев:

– Очень плохая связь. Я надеюсь, что все-таки эти тяжелые времена пройдут. Наверное, самое большое преимущество малого бизнеса в том, что человек, который занимается этим бизнесом, рассчитывает всегда только на себя. И не особо – на поддержку. Поэтому очень важно думать, никогда не оставаться равнодушными. И выживать. Всем удачи!

Источник: radiokp.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять + 8 =