Как современные праздники формируют наше будущее?

Об этом депутат Госдумы Николай Николаев говорит с социологом, директором Центра полевых исследований Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Дмитрием Рогозиным

Н. Николаев:

– Доброе утро, друзья. На радио «Комсомольская правда» программа «Общее будущее». Я – Николай Николаев. Мы с вами живем в период глобальных перемен и в технологиях, и в общественных настроениях. И каждое событие, каждое решение, каждый общественный спор или диалог формируют наше общее будущее. Конечно, всем нам очень интересно, каким же оно будет.

Сегодня 14 февраля – День всех влюбленных. Понятно, что это не официальный, но все-таки праздник, который празднуется практически во всем мире. Это сейчас уже начинают приписывать этому дню разные оттенки нестандартных цветов, хотя в католических странах праздновали этот день еще задолго до всего этого безумства, которое мы видим.

Праздник, похоже, очень актуальный, в том числе и для нас. ВЦИОМ провел опрос, который показал, что более половины россиян в настоящий момент испытывают влюбленность – 57 %. Ни в кого не влюблены 40 % опрошенных. На мой взгляд это, наверное, тоже очень много. Как ни странно, но доля влюбленных выше среди мужчин – 61 %, среди женщин сообщили, что, скорее, испытывают это чувство, 53 %. Ожидаемо, что больше всего влюбленных среди молодых людей – 75 % среди людей до 34 лет. А вот что касается региональных особенностей, то оказалось, что самые влюбчивые – жители Уральского федерального округа, там 68 % в настоящий момент испытывают это прекрасное чувство.

День святого Валентина открывает серию, как назвал один мой знакомый, гендерных праздников. Скоро у на 23 февраля – День защитников Отечества, к коим обычно у нас причисляют вообще всех мужчин. Еще чуть позже 8 марта – Женский день. Вообще праздники – это не только истории и традиции, но это то, что формирует наше восприятие, то, что формирует, в том числе, нашу идеологию. То есть каждый новый праздник – это некий индикатор того, куда направляется общество.

Поэтому давайте сегодня поговорим о праздниках, о том, как они влияют на нас, на наше общество. И сегодня у меня в гостях Дмитрий Рогозин, социолог, директор Центра полевых исследований Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. Дмитрий Михайлович, приветствую вас.

Д. Рогозин:

– Здравствуйте.

Н. Николаев:

– Как вы сами относитесь к Дню святого Валентина?

Д. Рогозин:

– Прекрасный повод для того, чтобы поздравить любимую супругу, поцеловать дочку и вообще поговорить о любви.

Н. Николаев:

– Праздник – это обычно какое-то событие. Мы или воспринимаем это событие, или, наоборот, его создаем праздником. Насколько важны для нашего общества такие праздники как Женский и Мужской день? Вроде одна половина поздравляет вторую.

Д. Рогозин:

– Я бы не сказал, что праздник – это событие. События в жизни людей в большей степени связаны с какими-то личными переживаниями. Когда-то они накладываются на праздничные дни, когда-то – нет. Скорее, можно было бы говорить, что праздник – это повод для того, чтобы споткнуться в своей повседневности и обратить внимание на то, что жизнь прекрасна и удивительна. И в этом плане без разницы, женский это праздник или мужской. Гендерные различия сейчас уже стираются помаленьку.

Самое главное, что нам всем нужны праздники, где мы можем посмотреть на своих близких как немного на других людей. То есть вырваться из этого капкана повседневности и тусклости нашей жизни, в который мы невольно попадаем, если не встречаем на своем пути праздники.

Н. Николаев:

– Каждое государство формирует свой календарь праздников. У нас же праздник это не только что-то нечто личное. В принципе, по официальному календарю праздников, на мой взгляд, можно определить и приоритеты этого государства, и приоритеты общества, его отношение к истории, к будущему. Был у нас Советский Союз. Праздновали и День Победы, конечно, тоже. 1 мая было совсем иначе окрашено. День рождения Ленина, день Великой Октябрьской социалистической революции. Сегодня мы празднуем другие праздники – День народного единства, День Победы опять же, День России и так далее.

При этом в полуофициальном поле многие праздники остались. Например, я обратил внимание, что в последние годы очень активно, в том числе и освещением в средствах массовой информации, у нас отмечается почему-то День создания комсомола. Как вы считаете, что можно сказать о нашей стране, о нашем обществе по нашему такому официальному и неформальному календарю праздников?

Д. Рогозин:

– Я с вами лишь отчасти соглашусь по поводу того, что каждое национальное государство определяет праздники. Все-таки праздники – это такой феномен, который соединяет три ипостаси. С одной стороны – государство. У нас есть официальный ряд праздников. С другой стороной – медиа, масс-медиа, которые задают моду и тон. А с третьей стороны – повседневность, которая связана с какими-то может быть, даже малыми группами.

День святого Валентина отнюдь не поддерживается государством, но он не менее популярен сейчас уже в России, чем 8 марта. А, допустим, накануне Дня святого Валентина Британия празднует Галентинов день. То есть день подружек, которые говорят: лучше дружить, чем любить. Как оппозиция Дню святого Валентина. Это тоже определенное движение, которое трансформирует любовь в отношения с таким неолиберальным смыслом. Этот праздник практически не знают в России.

Когда мы говорим о праздниках, мы, скорее, говорим не о национальных особенностях той или иной страны, а о разнообразии тех или иных сообществ, что они считают значимым, что они выделяют в свое жизни. Допустим, весь мир объединяет такой праздник как день рождения. Ни у кого не вызывает сомнений, что день рождения является чрезвычайно значимым праздником, но для довольно узкого круга лиц.

Мы, скорее, через праздники говорим не об обществе, не о больших объединениях людей, мы, скорее, говорим о личном и интимном. И в этом смысле День святого Валентина, наверное, самый большой праздник, который преподносит нам значимость интимности в нашей жизни. Я бы даже утрировал немного – интимного гражданства, которое в какой-то степени противостоит гражданству национальному.

Н. Николаев:

– В этом плане официальные праздники тоже очень по-разному воспринимаются людьми. То же 9 мая – это, действительно, стал по-настоящему всенародный праздник. Более того, мне кажется, вообще потрясающая народная инициатива, поддержанная всем народом, это «Бессмертный полк», шествие «Бессмертного полка». Я очень надеюсь, что в этом году все состоится. И никакая пандемия нам не помешает для таких шествий.

Тем не менее, как люди воспринимают государственный праздник? Можно ли сказать, что это часть такой вот идеологии?

Д. Рогозин:

– В этом контексте мне не нравится слово «идеология». Я рожден в Советском Союзе. И 9 мая еще помню с красными флагами. Я не считаю, что сейчас у нас больше всплеск воспоминаний и такого празднования. К 9 мая вообще сложно приложить слово «праздник». Здесь я, скорее, возьму ваше слово «событие». Это, скорее, некоторое воспоминание горя, которое объединило и закалило народ в прямом смысле. Поэтому 9 мая – это очень сложное событие сложной и трудной памяти. Это не крики «ура!» и не празднование того, что мы всех победили. Да, победили. Но мы потеряли своих дедов и отцов. Это еще и горе.

Этот праздник, кстати, очень значимый для нашего народа, и не только для России, но и для стран СНГ, и для Украины, с которой у нас сейчас не самые простые отношения. И этот праздник говорит нам, что праздновать надо не только дни рождения, но и дни ухода, то есть похороны. И этот праздник, тоже очень странно, он, безусловно, светский, то есть он определяет наше государство как светское. Но в нем есть и религиозные нотки. Он как бы делает перекличку с другими праздниками, уже чисто религиозными, которые тоже сейчас довольно популярны. Но еще раз подчеркну, они были так же популярны и в советское время. Пасха, Рождество. Пасха у нас даже более праздничный день для российских людей.

Поэтому, когда вы пытаетесь в нашем разговоре вывести на первейшую роль государства в установлении праздника, я все-таки иду на попятную. Я вновь и вновь буду говорить, что государство здесь, скорее, создает среду, обогащает, может быть, помогает людям смотреть на себя. Праздник – это все-таки акт взгляда на свое ближайшее окружение, а не на государство. И это всегда так было. Я шел на демонстрации на 1 мая.

Н. Николаев:

– Дмитрий, действительно, я согласен с вами, что все-таки праздник в его традиционном понимании – это что-то должно быть личное. И вот несколько лет назад я смотрел данные разных исследований, ВЦИОМ назвал 8 праздников, которые отмечает большинство – больше половины – россиян. Конечно, это новый год – 96%, День Победы – 95%, Международный женский день – 88%, День защитника Отечества 23 февраля – 84%, Пасха – 82%, Рождество – 77%, 1 мая – 63% и День России – 54%. При этом, у нас появляются и новые праздники, например, День семьи, любви и верности, наш ответ святому Валентину. Недавно появился День отца, который должен праздноваться каждое третье воскресенье октября. Зачем вообще столько праздников? Не притупляется ли их восприятие по мере появления все новых и новых?

Д. Рогозин:

– Нет, не притупляется. И здесь нам не нужно изобретать велосипед, достаточно посмотреть, допустим, на православный календарь. Там каждый день праздник, тот или иной – святого или какого-то события. И это отнюдь не притупляет православную веру в происходящее. Еще раз подчеркну, что праздники созданы не столько для веселья, сколько для того, чтобы посмотреть на себя со стороны и остановиться. Как повод увидеть близкого для себя человека. Поэтому их количество или бОльшее количество, скорее, обогащает жизнь и их действительно очень много. Если мы заглянем в Википедию, то мы увидим, что каждый день произо8шло то или иное событие и помнить об этом, на мой взгляд, очень правильно. Поэтому у нас, на мой взгляд, праздников как раз маловато. Я не говорю о выходных днях. Выходных дней в России, по сравнению с другими странами, даже много. А вот праздников, официальных праздников, могло бы быть и побольше.

Н. Николаев:

– Ну, у нас официальные праздники еще, к тому же, очень долгие. Тот же самый новогодний праздник, первомайские, которые плавно переливаются в 9 мая и ближайшие выходные. Понятно, что это прекрасный период, когда можно действительно по-другому посмотреть не только на события, не только на того, кто находится рядом, но и на себя – во всяком случае, времени для осмысления есть. Вот, кстати, вопрос затяжных праздников. Мы воспринимаем это как праздник или все-таки как некий повод не поработать? Потому что я встречал очень разное отношение, в том числе, и разных политиков, которые говорили о том, что вообще такие праздники – только вред.

Д. Рогозин:

– Поэтому я и споткнулся, когда стал говорить о праздниках. К сожалению, у нас часто праздники ассоциируются и даже отождествляются с нерабочими днями. И здесь не все так гладко, вы абсолютно правы, что, допустим, продолжительные посленовогодние праздники, как правило, связаны и с бОльшим количеством всяких ДТП, ЧП и даже как бы сложно сказать… ну, смертность у нас растет именно в этот период времени. Поэтому действительно вот эти продолжительные выходные дни – это довольно проблемное поле, которое требует изучения. И их не нужно отождествлять с праздниками. Все-таки тот день, который мы празднуем сегодня, является рабочим, но от этого День святого Валентина не перестает быть праздником. Это мы просто видим даже по продажам тех или иных товаров. Вот сейчас произошел перед Днем Святого Валентина просто всплеск в магазинах парфюмерии или там электротехники различной. Поэтому я бы говорил все-таки о праздниках, а не о выходных днях, которые подлежат совсем другому взгляду и анализу, нежели вот День Святого Валентина, например.

Н. Николаев:

– Ну, праздник все-таки есть личный, есть народный и, конечно, очень важны традиции, которые есть и которые новые появляются. Например, понятно, новый год – это елки, День святого Валентина – это вот эти сердечки, валентинки. Кстати, подобную традицию в День семьи, любви и верности так и не удалось ведь внедрить. Ромашки так и не прижились в массовом сознании и в массовой традиции. Вот от чего это зависит? Можно ли вообще как-то искусственно навязать людям такие традиции? Ну, то, что выходной можно навязать, это мы уже поговорили, это абсолютно понятно. А вот традиции, чтобы этот день действительно становился праздником и днем, который объединяет общество – я говорю не о Дне святого Валентина, а вообще о других событиях, в том числе.

Д. Рогозин:

– Целенаправленно что-то сделать – это отдает некоторыми аспектами как раз идеологии и социальной инженерии. Я здесь не столько противник, сколько скептик такого рода манипуляций с общественным сознанием. И вот то, что вы упомянули более низкую по популярности Дня семьи, любви и верности, это в бОльшей степени связано с тем, что, к сожалению, эта триада ассоциируется, скорее, с некоторым рядом мероприятий и планов, которые спускаются на празднование, нежели с самим праздником. Это отнюдь не говорит, что для людей неважна ни семья, ни верность, ни любовь. Все это очень важные атрибуты и каждая девочка и мальчик, наверное, мечтает об этом с самого детства. Но когда это определяется как некоторый, вот даже в ваших словах, как некоторый ответ какому-то зарубежному празднику, как некоторое наше исконное, патриотическое или еще что-то, это вызывает отторжение у людей, потому что нужно не забывать, что народ живет не только вот этой свирепой мужественностью и правдивостью, народ еще живет юмором, анекдотами и иронией. Праздник приживается тогда в народные массы, когда в нем есть элемент карнавальной культуры, когда есть смех. Вот как только мы начинаем праздник создавать и конструировать, как некоторое обязательное мероприятие, так он сразу же тускнеет прямо на глазах, несмотря на то, что за ним может стоять своя довольно сильная традиция. Поэтому я бы говорил, скорее, о том, что праздник такой истинный, народный, свой праздник – это день, в котором есть смех, улыбки, беззаботность и непосредственность, а ни в коем случае не конструирование какого-то ответа на некоторую агрессию западных сил или, допустим, на противопоставление себя некоторым враждебным силам или еще что-то такое. В этом и заключается вот как в некотором смысле какое-то, я бы сказал, какая-то недоделка или даже поломка современных российских праздников, которые приходят извне к человеку и не имеют под собой некоторую ироничную основу, позволяющую человеку смеяться, в том числе, в этот праздник.

Н. Николаев:

– Но есть же еще параллельно достаточно много событий, которые нам навязываются, в том числе –у меня такое ощущение. Это, например, календарь вот таких экологических праздников, зеленых праздников. У нас на протяжении последних буквально нескольких лет вдруг появились День земли, защиты животных, океанов и прочее, прочее, которые нас к чему-то должны, по идее, сподвигать. Как вы думаете, подобные праздники приживутся в народе?

Д. Рогозин:

– Как минимум, они приживутся в определенных группах. Тем более, экология сейчас на первых строках публичной повестки. Мне представляется, нам нужно перестать играть во всеобщность праздников. Каждая социальная группа имеет право праздновать свой праздник и нужно им только в этом помогать. То есть, если ты влюбленный – празднуй День святого Валентина. А если ты эколог – празднуй день экологии. И рассказывай об этом другим. Только не навязывай свой праздник людям, которые сейчас заняты какими-то другими делами.

Н. Николаев:

– Спасибо большое, Дмитрий. Вне зависимости от того, официальный сегодня праздник или нет, всех поздравляю, не забудьте поздравить своего любимого человека, как минимум, с тем, что вы у него есть, а он есть у вас. В гостях у программы «Общее будущее» на радио «КП» был Дмитрий Рогозин, социолог, директор центра полевых исследований Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

Источник: radiokp.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

5 × 4 =