Каким будет новый состав Государственной Думы и ее роль в ближайшие 5 лет

Николай Николаев обсуждает предварительные итоги выборов вместе с политологом, президентом коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг» Евгением Минченко

Н. Николаев:

– Здравствуйте, друзья. На радио «Комсомольская правда» программа «Общее будущее» и я, Николай Николаев. Мы живем в период глобальных перемен, и каждое решение, каждый общественный спор или диалог формирует наше общее будущее. И, конечно, каждому из нас интересно, каким же оно будет.

Сегодня у меня в гостях Евгений Николаевич Минченко, политолог, президент коммуникационного холдинга «Minchenko consulting».

Хочу сказать, что самое большое политическое событие этого года состоялось, выборы в Государственную Думу закончены. 96 тысяч участков работали по всей стране три дня, у всех была возможность отдать свой голос за ту или иную партию, за того или иного кандидата. И, пользуясь случаем, я хочу поблагодарить всех, кто в эти дни не остался равнодушным к будущему нашей страны, проголосовал, отдал свой голос. Отдельно я хотел бы поблагодарить всех, кто работает в эти дни в избирательных комиссиях всех уровней. Это люди, которые обеспечили и проведение, и чистоту выборов, невзирая на «енотов», «зебр», напряженность и даже провокации. Я тут прочитал, что несколько членов избирательных комиссий в различных регионах увезли даже с сердечными приступами и нервным истощением. Знайте, друзья, что работа в избирательных комиссиях не только ответственна, но и опасна.

Евгений, приветствую вас.

Е. Минченко:

– Здравствуйте, Николай.

Н. Николаев:

– Некоторых членов избирательных комиссий увезли с нервным истощением. Значит ли это, что кампания была беспрецедентно бурной? Или нервные срывы членов избирательных комиссий – привычное дело?

Е. Минченко:

– Слушайте, привычное дело, особенно при трехдневном голосовании. Это большая нагрузка, три дня люди работают в режиме нон-стоп. Вот наш коллега Юрий Воротников умер от инфаркта за полторы недели до выборов. Он руководил организационной частью избирательной кампании одной из политических партий. Да, это тяжелая нагрузка.

Н. Николаев:

– Роль парламента – эта тема в нашей стране всегда была достаточно дискуссионной. Насколько эти выборы и новый парламент будут вообще определять будущее страны?

Е. Минченко:

– Я думаю, что в малой мере. Учитывая тот факт, что у «Единой России», скорее всего, будет конституционное большинство после подсчета голосов по одномандатным округам, и на самом деле все ключевые рычаги будут в руках у исполнительной власти.

Н. Николаев:

– Вызов и новшество для думских выборов – электронное голосование, на мой взгляд, такая тема очень значимая. Его результаты феноменальны с точки зрения явки, более 90%, если не ошибаюсь, из тех, кто зарегистрировался на электронное голосование. Можно ли сказать, что именно в электронной форме голосование – это будущее выборного процесса? Ведь перевод выборов в онлайн – это путь к расширению возможностей прямой демократии при принятии тех или иных решений. Ну, допустим, упрощенное проведение референдумов, вплоть до прямого голосования по отдельным законам. Сейчас технологии уже отработаны, они совершенствуются. Как думаете, насколько это перспективно для нас?

Е. Минченко:

– Я считаю, что это вообще фишка. Если удастся доказать, что это безопасно, что невозможно подделать результаты, на мой взгляд, к этому надо идти – прямые референдумы, прямое голосование граждан. В этом смысле, конечно, если у людей будет возможность проголосовать по любому значимому вопросу, а зачем вам депутаты?

Н. Николаев:

– То есть в этой связи встает вопрос и о роли парламента и его значении. Он нужен или нет?

Е. Минченко:

– Ну, кризис представительной демократии. А зачем мне представитель, если я лично могу проголосовать? И тут уже представитель будет объяснять, что, дорогой друг, я компетентен, ты мне даешь принципы, но у тебя нет времени разобраться. Например, я сейчас делаю небольшой ремонт. У меня есть человек, который за все это отвечает. Он мне говорит: «Как мы эту стенку красим, при помощи вот таких материалов или вот таких?» Я говорю: «Слушай, ты специалист, объясни мне, как лучше». Он говорит: «Это чуть дороже и лучше, а это подешевле, бюджетнее, но в принципе тоже норм. Выбирай, как тебе, совсем круто или, может быть, не очень круто, но зато денег сэкономишь». И я, исходя из этого, принимаю решение. На мой взгляд, в этом смысле депутаты могут выступать в роли вот такого профессионального медиатора, который объясняет избирателям, почему, собственно, надо принять именно это решение.

Н. Николаев:

– А насколько это востребовано?

Е. Минченко:

– Николай, вопрос такой. Когда Стив Джобс вышел с идеей бескнопочного телефона, ему сказали: да нет людей, которые хотят бескнопочный телефон. Он сказал: «Мы сначала создадим этот продукт, а потом объясним людям, что им это нужно». А сейчас сколько кнопочных телефонов у нас осталось? Только сотрудники спецслужб с ними в командировки ездят.

Н. Николаев:

– И то неизвестно, насколько это эффективно.

Е. Минченко:

– Да, учитывая последние истории.

Н. Николаев:

– Если брать законодательный процесс, который обычно происходит в Думе, то он касается множества таких текущих вопросов. Это бюджет, какие-то законы, связанные с регулированием экономики, решение текущих проблем.

Е. Минченко:

– Вы как депутат всё это прекрасно понимаете. Иди и разберись в этих цифрах. На самом деле что происходит? Например, вы хотите купить или продать квартиру. Вы нанимаете риэлтора, сами этим не занимаетесь. Вы подписываете какой-то договор – берете себе юриста. Я думаю, что роль депутата – роль официального представителя интересов человека, который за своего избирателя разберется, а что, собственно, это все значит.

Н. Николаев:

– Когда речь идет т каких-то текущих вопросах, связанных с цифрами, нюансами, это да…

Е. Минченко:

– Подождите, Николай. И стратегия.

Н. Николаев:

– Я как раз о стратегии. Я со своими гостями на этой программе обычно обсуждаю вопросы, которые можно назвать, наверное, глобальными, даже цивилизационными вызовами нашему будущему (экология, климатическая повестка, направление развития здравоохранения, цифровизация и связанные с этим этические вопросы). По моим наблюдениям, партии в этот раз не очень активно использовали эти темы. Почему? У партий нет ответов на такие глобальные вопросы или это в принципе неинтересно?

Е. Минченко:

– У избирателей нет вопросов.

Н. Николаев:

– Неинтересно избирателям?

Е. Минченко:

– Николай, посмотрите. Вот вы – эколог, вы очень глубокий специалист в этой проблематике. Сколько у нас на двоих получили две экологические партии?

Н. Николаев:

– Ну, надо было послушать эти экологические партии, чтобы понять, что дальше каких-то шаблонов дело не идет вообще.

Е. Минченко:

– Мне очень понравилось, вчера на эфире у Соловьева он говорит лидеру одной из этих партий: «Я вас без котика что-то не узнал».

Н. Николаев:

– Ну, само наличие котика в таком формате тоже вызывает вопросы. Для серьезной политической партии…

Е. Минченко:

– Ну а я не считаю, что есть вопросы. Действительно, вышел с котиком. Нормально.

Н. Николаев:

– Ну, почему бы и нет. Избирателей просто не волнуют вот эти вопросы? Ведь это все-таки такие вызовы на будущее.

Е. Минченко:

– Избирателей волнует экология, но их не волнуют… Например, тема углеродного налога Евросоюза – это серьезный вопрос, тема углеродных пошлин, когда они считают, сколько у вас потрачено выбросов на производство этой продукции. Они сверху накидывают пошлины. Соответственно, или внутри страны это подвергается налогообложению, или при пересечении границы Евросоюза. Это реально тема, которая является проблемой для наших крупнейших компаний. Но иди, объясни это избирателю.

Н. Николаев:

– Когда речь идет об углеродном налоге – да, но если речь идет, например, о таких вещах, как обмеление Дона, загрязнение Волги, лесные пожары, это другой вопрос.

Е. Минченко:

– Идите и объясните, что это связано именно с глобальным потеплением. Смотрите, сейчас уже «глобальное потепление» не говорят «изменение климата». То есть они уже не говорят, что обязательно потеплеет, а климат становится более непредсказуемым.

Н. Николаев:

– Евгений, предвыборная кампания партий проходила во многом в интернете, это связано, в том числе, с пандемическими ограничениями. Это было заметно. И было интересно наблюдать за активностью различных неформальных интернет-сообществ, которых сейчас достаточно много в Рунете. Очень активны были родительские сообщества, экологи разного толка, православные сообщества. Причем, это были не просто высказывания, они проводили собственные опросы, публиковали списки кандидатов, которые разделяют или не разделяют их ценности. Общественные группы попытались стать акторами в избирательной кампании. Насколько это удалось? В связи с уходом выборов в интернет роль этих сообществ будет возрастать?

Е. Минченко:

– Я думаю, что роль интернета будет возрастать, а вот что касается сообществ, думаю, они будут сильно диверсифицироваться. И сильной станет та партия, которая скажет: наше сообщество – вот эти, эти и эти, мы представляем их интересы. На самом деле, как делает Демократическая партия США сегодня.

Мы видим, что в России партий, которые бы четко ставили эти вопросы, сегодня нет.

Н. Николаев:

– Попытка такая была у коммунистов – КПРФ, которые объявляли, что мы берем под крыло всех, допустим, антипрививочников или еще кого-то. Насколько это было удачно?

Е. Минченко:

– Не докрутили, судя по результатам. Конечно, учитывая рост протестных настроений, они бы и на 30% могли выползти.

Н. Николаев:

– Это неумение?

Е. Минченко:

– Я думаю, что как бы ощущение берегов: туда ходи, сюда не ходи.

Н. Николаев:

– Я заметил роль этих сообществ не только онлайн. На улицах подходили с камерами, с диктофонами, спрашивали верю ли я в бога или еще в какие-то ценности…

Е. Минченко:

– Это не сообщества. Это Константин Малофеев конкретно.

Н. Николаев:

– Это тоже было, да.

Е. Минченко:

– У него есть эта фишка, который финансирует телеканад «Царьград», который продвигает ценности, он, типа, создает русский Fox News. И пытается стать чем-то вроде братьей Кохов, таких крупных доноров Республиканской партии в свое время, так сказать, идеологических. Малофеев пытается занять эту нишу, я так понимаю, что ряд людей, ориентированных на Малофеева, баллотируются сейчас по спискам «Единой России», а часть людей, ориентированных на него, баллотируются по спискам КПРФ, кстати.

Важный момент. Вы говорите, что есть некие идеологические сообщества, а они не четко завязаны на какую-то одну партию, они распределены.

Е. Минченко:

– Странная позиция, когда одновременно разные партии…

Е. Минченко:

– Нет, очень просто. Там же логика у них такая, что мы не верим в представительную демократию, мы не верим в выборы, мы верим в ценности, поэтому мы продвигаем ценности. Почему-то наше государство использует такой странный инструмент, как выборы. Хорошо, мы будем для продвижения ценностей использовать этот странный инструмент, но мы к нему никакого пиетета не используем.

Е. Минченко:

– В прошлом году мы приняли поправки в конституцию, теперь парламент будет утверждать новых министров при назначении. Более того, несколько человек прошли через эту процедуру: министр природных ресурсов, министр строительства и ЖКХ. И в результате, по идее, должна поменяться система ответственности между парламентом и правительством, сама процедура. И меняется влияние Государственной Думы по идее. Насколько этот факт подогрел или оживил предстоящие выборы?

Е. Минченко:

– Не сильно. Особенно учитывая тот факт, что все понимали, что «Единая Россия» сохранил большинство. А теперь, видимо, она сохраняет конституционное большинство, поэтому, Николай, вы, как депутат, понимаете, наверное, что вряд ли правящая партия будет голосовать против воли исполнительной власти. И да, полномочия есть, а практики их применения в ближайшее время мы, наверное, не увидим. То есть, такого, чтобы парламент взял и проголосовал против предложенной ему кандидатуры министра.

Н. Николаев:

– Может быть, но опыт этого созыва показывает, в том числе, и мой опыт говорит о том, что, невзирая на предложения, которые идут от правительства, Государственная Дума достаточно серьезно вмешивалась в этот процесс. И в результате те законодательные акты, которые выходили из Госдумы, они были преобразованы. И некоторые даже были заблокированы, когда речь идет об обязательной вакцинации, например, и так далее.

Говорить о том, что Дума будет послушно выполнять указания правительства, наверное, не приходится. И здесь, конечно, мне кажется, что очень важная роль и все больше будет роль у праймериз, потому что если правящая партия сохраняет конституционное большинство, то очень важно, кто именно будет формировать мнение внутри этого большинства.

Е. Минченко:

– Наверное. Тем более, думаю, что было бы логично сейчас поменять регламент Госдумы, например, разрешив депутатские группы. Потому что, думаю, что из вашего опыта, например, вы видите, что «Единая Россия» не очень однородна. Там есть представители разных течений. И, может, дать возможность им оформиться. А «Справедливая Россия за правду», которая сейчас пройдет в Госдуму, так сказать, по ним вроде вопросов нет в отличие от «Новых людей», это тоже очень странный лоскутный конгломерат, который как-то надо будет настраивать.

Н. Николаев:

– Открытие этой кампании – «Новые люди». Честно говоря, не совсем понимаю, что помимо названия есть в этой партии. Но сейчас мы видим результаты и есть шансы, что эта партия пройдет в Госдуму.

Если говорить об этих «Новых людях» и не только о новой партии, но о новых лицах, которые были привлечены партиями на выборы, они что-нибудь привнесут новое в законодательный процесс?

Е. Минченко:

– Давайте дождемся. Пока «Новые люди» на грани прохождения пятипроцентного барьера. Меня вчера еще журналисты спрашивали, когда у них было 7,5%: что будут делать «Новые люди» в Госдуме? Подождите! Давайте дождемся, когда введут Кавказ, Поволжье, а потом будем обсуждать вопрос, что будет делать эта партия в Госдуме, потому что она может там не оказаться.

В целом был ряд очень здравых идей у той же Сарданы Авксентьевой, например, близкой для вас, Николай, теме климатической повестки. Сардана Авксентьева – бывший мэр Якутска, а мы знаем, что в этом году Якутия горела, она вполне логично ставила вопрос: а почему у нас каждый год лесные пожары, мы же знаем, что каждый год. А почему у нас нет нормальной системы предупреждения этих пожаров? Нормальной системы реагирования на это? И так далее. Я смотрел на эту забавную переписку Авксентьевой с МЧС по Якутии, когда он им пишет, что, дорогие друзья, надо реагировать. Это уже вопрос не регионального, а федерального уровня. А ей в отчет говорили, что никаких проблем не обнаружено в Якутии.

Е. Минченко:

– Думаю, что тема экологии и пожаров, она не связана с предвыборной кампанией, с «Новыми людьми», потому что…

Е. Минченко:

– Нет, она напрямую связана, Николай! «Единая Россия» проиграла в двух регионах…

Н. Николаев:

– У нас заканчивается время. Спасибо!

Источник: radiokp.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + четырнадцать =