Контактная притравка: Госдума и Совет Федерации ищут компромисс, но отступать не намерены

[et_pb_section bb_built=”1″][et_pb_row][et_pb_column type=”4_4″][et_pb_text _builder_version=”3.0.95″ background_layout=”light”]

Первое заседание согласительной комиссии, сформированной Советом Федерации и Государственной Думой по закону «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в части запрета контактной притравки охотничьих собак состоится сегодня, 16 января. Об этом сообщили в комитете Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям.

Напомним, согласительная комиссия была сформирована для преодоления разногласий между Советом Федерации и Госдумой по закону о запрете контактной притравки. Госдума 21 декабря 2017 года практически единогласно приняла этот закон, направленный на предотвращение жестокого обращения с животными. Совет Федерации через несколько дней, 26 декабря, отклонил этот закон.

Контактная притравка – это обучение охотничьих собак, при котором используются дикие животные, содержащиеся в неволе. Животных предварительно обездвиживают – садят на цепь, подвешивают вниз головой или так, чтобы они едва касались земли, связывают лапы, вырывают клыки и когти, и спускают на них собак, чтобы те отрабатывали захват. Практикуется контактная притравка на медведя, кабана, лисицу, енота и других. Зачастую на притравочные станции сдают зверей из цирка, списанных по возрасту или состоянию здоровья. Депутаты Государственной Думы, выступая против этого вида деятельности, исходили из того, что контактная притравка – это бесчеловечный, на грани садизма, бизнес, противоречащий нормам российского законодательства, запрещающего жестокое обращение с животными.

25 декабря закон был рассмотрен профильными комитетами и правовым управлением Совета Федерации. Комитет по аграрно-продовольственной политике и природопользованию и комитет по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера Совета Федерации рекомендовали сенаторам одобрить закон. Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству в своем заключении отметил в части вопросов своего ведения отсутствие препятствий к одобрению рассматриваемого федерального закона.

Однако на заседании Совета Федерации 26 декабря закон был отклонен. В постановлении верхней палаты федерального парламента было предложено создать согласительную комиссию для преодоления возникших разногласий. В ее состав были включены одиннадцать сенаторов, сопредседателем рекомендован Владимир Лебедев.

Государственная Дума на заседании 12 января также приняла постановление «О согласительной комиссии» и сформировала список из одиннадцати депутатов, которые будут в ней представлять позицию нижней палаты федерального парламента.

Председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев предложил установить ограничения по сроку работы согласительной комиссии – до 10 февраля 2018 года. Он отметил, что законопроект очень долго рассматривался и в Государственной Думе, и в экспертном сообществе, однако Совет Федерации отклонил его без каких-либо конкретных замечаний, их нет и в постановлении верхней палаты федерального парламента. Николай Николаев предложил пригласить для участия в согласительных процедурах представителей президента Российской Федерации и правительства в Государственной Думе.

Депутаты Госдумы отметили непоследовательность в действиях сенаторов, которые отклонили закон о запрете контактной притравки: не так давно они же поддержали закон об ужесточении наказания за жестокое обращение с животными.

Николай Николаев констатировал:

 

«По сути, мы услышали только два аргумента: что нарушаются якобы какие-то традиции – хотя даже в книге Леонида Сабанеева «Все об охоте», конец XIX века, нет и упоминания о том, что есть какие-то притравочные станции. Вторая тема – что мы губим отечественное собаководство. Коллеги, наше собаководство рождалось на протяжении XVIII, XIX, XX веков. Опять же в той же самой литературе нет нигде вопросов о том, что охотничья российская собака должна воспитываться именно на жестокости».

Депутаты считают, что вопрос в целенаправленной деятельности лоббистов против закона. Если не будет контактной притравки, то определенные собаки не получат специальных сертификатов, которые повышают стоимость собаки в сотни раз.

 

«Это речь не об охоте, а о бизнесе по продаже собак, бизнесе по предоставлению услуг по притравке, которая помогает продавать собак определенным структурам, определенным заинтересованным людям», – считает Николай Николаев.

В комитет ГД по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям поступило более 150 обращений от охотсообществ (в том числе, структур Росохотрыболовсоюза), которые категорически против запрета притравки, и почти 130 из этих обращений имеют абсолютно одинаковый текст, что свидетельствует о спланированной акции.

Депутаты отметили, что в социальных сетях люди высказываются против жестокого обращения с животными на притравочных станциях. Из интернета начали удалять ролики, в которых рекламировался этот вид деятельности. Набирают обороты петиции против сенаторов, которые отклонили данный закон. Избиратели обращают внимание на возможный конфликт интересов в Совете Федерации в отношении сенаторов, которые могут отстаивать интересы притравочного бизнеса или владеют охотничьими хозяйствами, возглавляют ассоциации владельцев собак охотничьих пород.

Против контактной притравки выступает большинство экологических организаций.

«Мы подняли очень интересные исследования 1896 года, где написано, что ни в коем случае нельзя собаке дать понять, что это животное беззащитно, потому что в противном случае эта собака перестает быть рабочей, – рассказал Николаев. – И во всех рекомендациях как раз написано, что если охотник хочет получить хорошую, подготовленную собаку, то он должен на свободе это делать, он должен дать возможность зверю действительно проявить себя».

Депутат Михаил Бугера предложил принять закон через преодоление вето Совета Федерации. Но, как считает Николай Николаев, в этом вопросе нужно прийти к согласию, для чего необходимо установить диалог с членами Совета Федерации, в том числе, не вошедшими в состав согласительной комиссии.

Комментируя обсуждение, председатель Госдумы Вячеслав Володин предложил передать имеющуюся информацию в соответствующую комиссию Совета Федерации. Говоря в целом о законопроекте, он подчеркнул, что запрет контактной притравки не имеет никакого отношения к охотникам, для которых, как правило, подобные услуги дороги и не пользуются спросом.

«Сообщество втягивают в тему, что это посягательство на промысловую охоту. Услуги этих станций очень дороги, бизнес большой, но он кровавый, и это жестокое обращение с животными», – сказал Вячеслав Володин.

Председатель Госдумы напомнил, что, согласно законопроекту, «станции продолжат свою работу, но между диким зверем и охотничьей собакой будет преграда в виде сетки, в виде любых других конструкций, которые не позволят истязать одно животное другим и наоборот».

В Иркутской области контактной притравки нет. Таким видом деятельности некоторое время занимались в питомнике «К-9» в Иркутске, однако несколько лет назад отменили из-за низкой востребованности услуги и протестов зоозащитников. Сейчас там практикуется только бесконтактная притравка. Как отметили в Иркутской областной общественной организации охотников и рыболовов, в регионе нет официальных притравочных станций. Подготовка молодых собак, как правило, проходит во время охоты в естественной среде.

Мэр Куйтунского района Андрей Полонин, потомственный охотник, прокомментировал отношение охотничьего сообщества к контактной притравке:

«Я говорю от лица охотников Куйтунского района: мы все против контактной притравки. В Сибири этот метод натаскивания собак никогда не применялся. Я сам охотник и много общаюсь с охотниками и ни разу не слышал, чтобы кто-то держал животное, чтобы над ним издеваться. У нас собак натаскивают со щенят – их берут на охоту со старыми опытными собаками. Хочешь добыть животное – добудь, нет вопросов. Но держать животное для того, чтобы над ним регулярно издевались – в этом и для собак никакой пользы. Это и вопрос нравственности, воспитания детей, сохранения настоящих традиций охоты, а не подмена их жестокими забавами».

[/et_pb_text][/et_pb_column][/et_pb_row][/et_pb_section]