«Нельзя заниматься страусиной политикой»: Николай Николаев – о заверениях властей Иркутской области по теме запрета на лов омуля

Председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев в прямом эфире радиостанции «Вести ФМ» рассказал о ситуации с запретом на лов омуля на Байкале, незаконной застройкой на берегах озера и нелегальным туристическим бизнесом.

– Интересы Байкала – они не только общероссийские: Байкал играет весомую роль и в мировом балансе. Поэтому все вопросы отдавать на уровень региона было бы неправильно. У нас есть Федеральный закон о Байкале, федеральная программа. Это все – вопросы, которые регулируются на уровне Российской Федерации, – отметил депутат.

Он прокомментировал ситуацию, связанную с мораторием на вылов омуля на Байкале, введенным с 1 октября 2017 года:

– Мне кажется, это классический пример конфликта интересов: и хочется омуль сохранить, и хочется его вылавливать. И чтобы туристы там были, и чтобы они не мусорили и не загрязняли Байкал. Не получится это все одновременно! Здесь важно определить приоритет. Если мы говорим об омуле, катастрофа абсолютнейшая с его популяцией. Не было никогда, чтобы омуль не заходил в Селенгу, а вот в последние два-три года местные жители говорят – нет омуля, вообще нет! Я считаю, очень правильное волевое решение Росрыболовства о запрете вылова омуля, в том числе о запрете на любительскую рыбалку.

Депутат напомнил, что это не первый случай, когда государство вводит запрет на лов омуля: в конце 60-х–начале 70-х годов 20 века такая норма уже действовала и она спасла ситуацию.

– Но мы слышим одновременно абсолютно противоречивые мнения относительно тех людей, которые занимались выловом омуля, что с ними должно быть, – отметил Николаев. – Здесь, конечно, очень важна роль региональных властей, потому что никто, кроме них, на местах не может точно определить, что нужно, чтобы людей занять, развить какие-то другие виды предпринимательской деятельности, направить усилия местного населения на какие-то другие виды занятости. Надо сказать, что год назад, когда только обсуждалось возможное решение о запрете вылова омуля, я выступал в Заксобрании Иркутской области и обратил внимание на то, что необходимо заранее проработать некую программу поддержки местного населения, развития дополнительных возможностей, предприятий и так далее.

Комментируя реакцию правительства Иркутской области на информацию, поступившую на пресс-конференции президента, где был задан вопрос о том, что делать с людьми, оставшимися без работы в результате запрета на вылов омуля, Николаев отметил:

– Руководство правительства Иркутской области опубликовало данные, что, оказывается, проблем этих нет. Что безработица находится на том же уровне, как раньше, что ничего не поменялось. Я с удивлением увидел обвинения в мой адрес и в адрес некоторых других депутатов, что мы раскачиваем лодку, и что все на самом деле не так плохо: уровень безработицы тот же, число зарегистрированных рыбаков то же. Мне кажется, нельзя заниматься такой страусиной политикой, работа с реальными данными – это важный элемент любого решения.

Николаев подчеркнул, что проблема, связанная с выловом омуля на Байкале, имеет несколько аспектов:

– С одной стороны, действительно, было большое количество людей, занятых в этой сфере. С другой стороны, нужно понимать, что эти люди работали в теневом секторе, это тоже надо признать. Именно поэтому они не проходят по официальной статистике. И здесь нам нужно совместно смотреть, искать точки роста, чтобы обеспечить людям занятость.

По мнению парламентария, вопрос касается не только вылова омуля, но и других сфер деятельности на Байкале.

– Например, вопросы сохранения экологии и туризм. Мы часто видим, что под маркой борцов за экологию, за местное население выступают владельцы турбаз, которые тоже не всегда работают законно. И требуют, чтобы «дали возможность местному населению работать», – рассказал депутат. – Мне кажется, как выход из этой ситуации – это, действительно, признавать все проблемы, которые есть. Если мы признаем, что на сегодняшний день на Байкале этот бизнес существует, то нам нужно заняться его регулированием. Сейчас практически любая деятельность на Байкале, по факту, незаконна. Поэтому если мы признаем, что эта деятельность есть, если мы разделим регулирование коммерческой деятельности и деятельность частных лиц, то, мне кажется, это будет и честнее, и эффективнее. Сейчас ведется борьба с самостроями – лже-гостиницами, вернее, лже-частными домами, которые используются как гостиницы. Эта проблема имеет корни в непризнании, что такая коммерческая деятельность существует. И получается, что если мы сейчас дадим какие-то послабления для частных лиц, пользоваться этими послаблениями будут не частные лица, а тот самый бизнес, который под маркой частных домов работает и проводит через себя сотни и тысячи туристов в год. Поэтому здесь важно говорить правду, не стесняться это делать: если это коммерческая деятельность – ее надо регулировать, если частные лица – их надо защищать.

Источник: ir38.ru