Николай Николаев: борьба с нелегальным бизнесом на Байкале стала частью жизни

Бизнес на Байкале есть и никуда не денется. Это должны признать власть и сами предприниматели, считает депутат Госдумы, председатель комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев. Поэтому нужно обозначить четкие правила игры предпринимателям, при которых они могут зарабатывать честно и понимать отчетливо, где реализовать коммерческие интересы получится, а где за малейшую попытку придется ответить по всей строгости закона.

В интервью журналисту ИА «Иркутск онлайн» Николай Николаев обозначил достаточно жесткую позицию по отношению ко всему, что сейчас происходит на Байкале. Мы встретились с депутатом в его кабинете в Москве после пресс-конференции президента. Поскольку Владимиру Путину задали вопрос про омуль, то и наш разговор начался с этой темы.

По словам Николая Николаева, изначально было ясно, что с введением запрета на вылов эндемика часть жителей байкальского побережья останется без заработка. Но у региональных властей было время этот вопрос решить до того, как объявят мораторий.

— Год назад я выступал в Заксобрании Иркутской области, когда еще не были приняты ни бюджет на 2017 год, ни запрет на вылов омуля. Тогда на заседании присутствовали высокопоставленные чиновники регионального правительства.

И я обращал внимание на то, что нужно разработать программу поддержки местного населения с точки зрения развития предпринимательства. В Иркутской области программа так и не появилась.

Государство не ограничилось введением запрета на вылов омуля. Принят комплекс мер по защите эндемика. В том числе работает госпрограмма, которая предусматривает финансирование рыборазводных заводов для воспроизводства популяции. И это как раз один из механизмов создания новых рабочих мест. В Бурятии, например, сохранилось три рыбоводных завода, и в рамках госпрограммы там сейчас вкладывают средства в воспроизводство омуля.

 

 

А в Иркутской области идет достаточно странная полемика. Даже от некоторых коллег по депутатскому корпусу я слышу: а давайте федерация организует рабочие места. Но ведь это не задача федерации. Она выделяет финансирование, и достаточно большое. Предложения, куда направить деньги, должен дать регион, ведь ни один министр в Москве не знает, в каком прибайкальском поселке можно открыть то или иное предприятие. Это региональная власть должна знать, какие точки роста вдоль берега Байкала необходимо поддержать. Именно точечно нужно прорабатывать вопрос. Но этого не сделали, поэтому проблема незанятости местного населения добавилась в увесистую копилку проблем Байкала.

 

— Никаких решительных мер в Иркутской области не принимали и для того, чтобы пресечь незаконное строительство на берегах Байкала. У всех на слуху нелегальные гостиницы, которые возводят под видом частных жилых домов. По таким фактам в сентябре к вам обращались жители Листвянки, и вы писали в Генпрокуратуру и Росприроднадзор. Есть ли движение?

— Есть. Прокуратура проводит проверку. Госрыбцентр и Росприроднадзор подсчитывают размер нанесенного экологического ущерба.

Очень хорошо, что с 1 декабря заработала Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура, потому что незаконное строительство — это проблема не только Листвянки и Ольхона, это проблема всего Байкала. Вы правильно говорите, что на нее никто не обращал внимания. Разве о ней не знали на уровне муниципалитета? А на региональном уровне? Все прекрасно знали, но старались не замечать. Хотя возможность предотвратить и прекратить незаконное строительство, я больше чем уверен, есть.

— Например?

— Не выдавать разрешения. Местные чиновники говорят, что невозможно не выдать разрешение. Но если вы понимаете, что это будет особняк на 30 комнат, то, может быть, имеет смысл спросить, как его станут использовать и куда будут вывозить отходы? В конце концов, есть масса возможностей поставить под сомнение тот или иной проект строительства.

 

В сентябре ко мне обратились жители Листвянки, обеспокоенные строительством, которое массово ведется в поселке. Указали три адреса, где стройка превращается в настоящее экологическое бедствие. Объекты возводятся в так называемой «первой линии» - в непосредственной близости к Байкалу: там до воды и 15 метров нет. Одна площадка вообще напротив детского сада, метрах в трех от него. По всей видимости, объекты будут немаленькие, под них равняют большие участки, вскрывая горные породы, варварски уничтожая ландшафт. На одном участке изменено русло речки, протекающей по нему в сторону Байкала. Ни о каком подключении к канализации, разумеется, речь не идет. В лучшем случае это будут септики, кстати, запрещенные в водоохранной зоне. В худшем, как опасаются местные жители – прямоток в Байкал. https://www.facebook.com/nikpnikolaev/posts/1590560577668069?pnref=storyМной были направлены запросы в Генеральную прокуратуру и Росприроднадзор, а пока мы решили узнать мнение местных жителей по поводу ведущегося строительства.Люди говорят, что эти участки принадлежат иностранным гражданам, хотя в некоторых случаях они оформлены на русских собственников. Опасаются, что потом здесь будут нелегальные «китайские гостиницы». По словам местных жителей, самым варварским образом была уничтожена сакральная гора, на которой когда-то была обнаружена стоянка древних людей. Эти сведения мы хотим выяснить поподробнее. Если у кого-нибудь из вас, друзья, есть информация, присылайте.

Опубликовано Николаем П. Николаевым Вторник, 24 октября 2017 г.

 

— Но владелец земли может оспорить в суде решение администрации. На это, кстати, ссылается глава Листвянки, комментируя проблему. Говорит, что если он не даст разрешения, суд все равно заставит выдать.

— Вот если в суде оспорят, значит, это будет решение суда. Но мне кажется, долг и муниципальной, и региональной власти — не подходить к этому вопросу формально. Я знаю массу случаев, когда честные предприниматели годами не могут получить разрешения на строительство на собственной земле. А тут владельцу участка на берегу Байкала почему-то не могут отказать, потому что боятся суда. Суд разберется. А чиновник должен выполнять свой долг.

Сейчас мы рассматриваем в думе новый законопроект — о самовольных строениях. Наш комитет является соисполнителем, и недавно мы рекомендовали профильному комитету и Государственной думе проект закона принять. Он даст дополнительные возможности приостанавливать стройку, если есть объективные данные о том, что она незаконна или сооружение возводится не по проекту. Закон в следующем году будет принят, и у нас появится дополнительный механизм. Но и сейчас есть много инструментов, чтобы прекратить незаконное строительство.

Здесь важно понимать такой момент: все незаконное строительство — это незаконная предпринимательская деятельность. Потому что под видом частных домов реально строятся гостиницы. Сегодня законодательство по охране озера Байкал в принципе исключительно суровое. И по сути вся предпринимательская деятельность, которая ведется там, незаконна. Нам нужно, в конце концов, признать, что бизнес на Байкале есть. Но не закрывать на это глаза, а жестко регламентировать все действия по размещению отдыхающих, по работе баз отдыха. Посмотрите на эти базы — они прямо у воды стоят. Но ведь если они расположатся в нескольких сотнях метров от Байкала, хуже для туриста не станет.

Многие общественные деятели, которые отстаивают якобы интересы Байкала и местных жителей, являются на самом деле владельцами туристических баз и гостиниц. У меня возникает вопрос: а чьи интересы они защищают? Тех людей, которые там испокон веков жили? Или все-таки свои, потому что нужна окупаемость, и они боятся, что все незаконные строения, все незаконные направления бизнеса будут прикрыты?

 

— Может, предпринимателям нужно четко обозначить правила игры, чтобы они понимали, как соблюдать закон?

— Я ровно об этом и говорю. Очень важно честно подходить к этому вопросу. Бизнес есть? Да. Надо это признать и четко регулировать его работу. Сейчас предприниматели, прикрывая свою коммерческую деятельность, говорят: мы местные жители. Начиная от китайцев, которые строят якобы частные дома, а на самом деле это гостиницы, заканчивая владельцами туристических баз, которые ратуют за экологию, при этом привозят тысячи туристов на берег Байкала в свои базы без очистных сооружений. Надо быть честными, разделить правила ведения коммерческой деятельности от частной жизни. Нельзя путать эти понятия, за их подмену должны жестко наказывать. Это, мне кажется, самый главный принцип, которого мы должны придерживаться, и который, к сожалению, на сегодняшний день нарушается.

— На каком этапе сейчас находится работа по обращению жителей Листвянки?

— А она не на этапе, это уже часть жизни, что называется. Я вижу, что есть определенные силы, которые старательно закрывают глаза на эту проблему. Но мы будем добиваться, чтобы незаконный бизнес на берегу Байкала был упразднен. Если у тебя частный дом, живи там со своей семьей, но не привози туда тысячи туристов. Сейчас же ситуация вопиющая. Этот «знаменитый» дом, который строят в Листвянке, уже вываливается на дорогу. И не надо быть специалистом, чтобы увидеть массу нарушений. Камеры эту стройку снимают, журналисты ходят, люди акции протеста устраивают, а китайцы невозмутимо продолжают строить.