QR-коды как новая реальность: что дальше?

Из-за отсутствия QR-кодов уже высаживают из общественного транспорта. К чему это приведет, обсуждают депутат Госдумы Николай Николаев и футуролог Максим Калашников

Н. Николаев:

– Доброе утро, друзья. На радио «Комсомольская правда» программа «Общее будущее». Я – Николай Николаев. Мы с вами живем в период глобальных перемен и в технологиях, и в общественных настроениях. И каждое событие, каждое решение, каждый общественный спор или диалог формируют наше общее будущее. И, конечно, каждому из нас интересно, каким же оно будет.

Сегодня наше будущее обсуждаем с писателем-футурологомМаксимом Калашниковым. Здравствуйте.

М. Калашников:

– Доброе утро!

Н. Николаев:

– Мы слышали новости, что уже людей без QR-кодов в некоторых регионах высаживают из транспорта. По сообщению главы Роспотребнадзора Анны Поповой, QR-коды внедрены в той или иной степени уже в 77 регионах страны. На прошлой неделе Госдума направила в месячную рассылку два правительственных законопроекта, которые закрепляют практику использования QR-кодов уже на федеральном уровне, вводят ограничения в передвижении на поездах и в самолетах без QR-кодов. Хотя по факту мы видим, что нам приходится обсуждать QR-коды уже не как будущее даже, а как настоящее, но все-таки задам вопрос: какой самый фантастический сценарий в развитии ситуации с QR-кодами видится вам?

М. Калашников:

– Я бы сказал, не самый фантастический, а самый реалистический. Тут я просто в силу своего возраста дожил до исполнения своих прогнозов. Я в свое время с еще тогда живым Сергеем Кугушевым выпустили книгу «Третий проект» в 2006 году, где мы говорили, что финалом постиндустриализма будет своеобразный новый кастовый неолиберальный фашизм. Новое кастовое общество. Тогда не было в ходу выражение «электронный концлагерь», но мы писали примерно о том же самом. И то, что сейчас приходит, это, действительно, новое кастовое общество. Это та самая система тотального контроля верхов над низами.

Мы тогда с Кугушевым писали, что не только коммунизм, но и национал-социализм, и фашизм – это не прошлое, это будущее человечества в XXI веке. Наш прогноз полностью оправдывается. То, что делается в Российской Федерации, всего лишь подражание тому, что делается на Западе или в Китае. Это, что называется, не фантастический, а самый реалистический сценарий. Будущее низов – это новое рабство. Новые касты.

Н. Николаев:

– Что касается низов или верхов, ведь все эти QR-коды для всех предназначены. В течение последней недели в разных городах страны были попытки проведения протестных акций. Хотя, в общем-то, недовольства относительно этих нововведений много, но протестные акции получились, скажем прямо, не очень уж массовыми. Во-вторых, чаще всего инициаторами этих акций становились структуры КПРФ. Это по сводкам, которые сейчас публикуются. И мы знаем, что эти структуры коммунистической партии особенно после последних репутационных ударов, я имею в виду лося Рашкина, арест депутата, подозреваемого в растлении малолетних, вот все это не придает как-то серьзености таким протестам.

На ваш взгляд, может ли введение QR-кодов сыграть роль такого вот социального спускового крючка в целом? Или наше общество в принципе готово к введению различных цифровых ограничений?

М. Калашников:

– Скажем так, общества в Российской Федерации уже нет, есть население. Общество было демонтировано, разбито на множество фрагментов. Если людям важнее лось Рашкина и какие-то там обвинения какого-то депутата в растлении малолетних, а не своя личная свобода, это некий приговор обществу. Это во-первых. То есть в Российской Федерации власть одержала полную победу над тем, что называется обществом. Она превратила его в разрозненное, атомизированное и уже апатичное население. Как населения концлагеря. В Российской Федерации давно уже концлагерь.

А посмотрите в Европе, где этого еще не произошло, в Австрии 40 тысяч вышло протестовать против их гринпассом – вакцинаторных пропусков. В Китае началось с системы социального кредита, дальше это продолжается. Но думаю, что все-таки это не навечно, поскольку впереди нас ждет очень серьезный системный мировой кризис.

Вот посмотрите, советник Шойгу Ильницкий, он же об этом прямо заявлял в своей статье, что кризис будет сравним с концом античной эпохи. Это страшные V-VI века нашей эры, «темные века» так называемые. И Путин, по сути, на Валдае сказал, что тоже впереди огромные потрясения. Если вспомните статью Ильницкого, он пишет, что целые государства исчезнут с карты. И я думаю, что вся эта система электронного концлагеря и попадет под этот обвал. А пока это судорожная попытка верхов как-то удержать в покорности низы. Но это последнее, что они могут сделать, что они умеют делать и на что они еще рассчитывают. Некую полосу тьмы мы с вами обречены пройти. Вне зависимости от лося Рашкина и от других депутатов КПРФ.

Н. Николаев:

– Если говорить о будущем, то ведь наше будущее – это не только QR-коды, но те же самые риски, связанные с наступлением новых пандемий, появления новых вирусов. Об этом много говорят, пишут, связывают это с разными факторами, начиная от изменения климата, заканчивая какими-то теориями заговора. Тем не менее, ведь объективно пандемия идет. И ни одна система здравоохранения с ней не справляется. И каких-то альтернатив пока этим QR-кодам никто не придумал. Не рассматривали ли вы систему QR-кодов все-таки как систему именно безопасности?

М. Калашников:

– Нет, не рассматриваю. По одной простой причине. Посмотрите, у нас-то, да, у нас процент вакцинации очень низкий. На Западе процент вакцинации близок к тотальному, сплошному. В Гибралтаре уже 140 процентов фактически, они взяли доз на 140 процентов населения. Вкололи. И, тем не менее, пандемия не останавливается. Если Российская Федерация тоже повторит этот путь, я боюсь, что пандемия не остановится. Вы посмотрите, сколько привитых болеют, лежат в ковидариях.

Дальше. Что значат эти QR-коды? QR-коды уже теряют смысл. Это не средство безопасности, это средство социального контроля. Потому что все те уколы бессмысленны, получается. Что дальше? Все эти локдауны? Запирают людей с помощью QR-кодов. Дальше их выпускают – пандемия начинает гулять снова. На самом деле никакого выхода здесь не предложено. Выход здесь может быть только один – вирус должен прожечь популяцию. Люди должны переболеть.

То есть сейчас нужно разворачивать огромные временные госпитали, кислород подвозить. Я знаю по истории уже своих близких, приходится выписывать из ковидария и еще брать в аренду кислородный аппарат, чтобы человек дышать мог. В регионах Российской Федерации просто на верную смерть людей обрекают – не принимают в ковидарий, они умирают дома. Видимо, на Западе происходит нечто подобное. Надо расширять возможности здравоохранения на время чрезвычайной ситуации.

И второе. Если пресловутые снадобья, которые через уколы вводятся, не работают, давайте искать другое средство борьбы с вирусом. У меня есть знакомый предприниматель-изобретатель Владимир Михайлов, он костромич. Он предлагает, может быть, подогретый воздух будет убивать вирус, если мы будем дышать подогретым воздухом. Идея, может быть, безумная, но она нуждается в проверке.

И следующий момент. То, что будут новые пандемии. О том, что сценарий пандемии может разрушить глобализацию, а именно сейчас это и происходит на наших глазах, я читал еще в докладах RAND еще в 2005-2006 годах. И сейчас все это подтвердилось. Китай является гигантской естественной лабораторией по производству новых вирусов. Там не нужно никаких секретных лабораторий. Там вместе сосуществует масса людей, масса водоемов, теплый климат, масса свиней в свинарниках и масса перелетных птиц. Вирус страшный из перелетных птиц может перескочить на свинью, мутировать, измениться в ее организме, перескочить на человека.

Если вы читаете книжку Натана Вульфа «Эпоха новых пандемий», которая вышла десять лет назад, она у меня есть в библиотеке, он четко предсказывает, что страх эпидемиологов всего мира, что совместится свиной грипп с его распространяемостью, но низкой летальностью 0,6 %, с убойным птичьим гриппом, который убивает в 60 или 70 процентах, но плохо распространяется. А вот если вирулентность и летальность совместятся, вот это будет, действительно, крах. Это не нынешний ковид, это гораздо страшнее. То есть подошло не готовым к этому кризису.

Н. Николаев:

– Обычно говорят, что писатели-фантасты, писатели-футурологи как раз играют очень серьезную роль в формировании нашего будущего, именно потому что предусматривают и синтезируют огромное количество, может быть, даже самых невероятных сценариев.

QR- код был придуман в 1994 году инженерами одной из японских компаний. И подобными кодами планировали маркировать автозапчасти, чтобы роботы могли быстро и легко отсортировать нужную деталь. Сегодня уже мало у кого QR-коды ассоциируются с автозапчастями, скорее, с доступом к самым различным благам. И кто-то воспринимает это как единственный выход, связанный с безопасностью. И с тем, чтобы оградить наших граждан, да и вообще граждан мира от новых пандемий.

Сейчас уже обсуждается достаточно много вариантов. И вице-премьер Татьяна Голикова называла QR-коды, что это должен быть такой же документ, как паспорт. Сейчас уже звучат идеи привязать QR-коды к уровню антител в крови, снабдить их фотографиями, чтобы не нужно было предъявлять паспорта и так далее. Могут ли QR-коды заменить собой паспорта, Максим?

М. Калашников:

– Давайте так. Вы очень хорошо сказали: люди превращаются в товар. Аналог запасных частей. Это и говорит, как раз, в пользу моей версии о том, что мы вступаем в эпоху такого неолиберального фашизма, нового кастового общества.

Безусловно, да, мы с вами в первой части передачи сказали, что QR-коды не предотвращают распространение пандемии. Это бессмысленно. Практика это показала. Значит, это средство социального контроля, значит, человек должен получить свой порядковый номер на рукаве, что называется, аусвайс. Это аусвайс, ребята! Это не паспорт. Всё, вы – рабы. Вы рабы, заключенные электронного концлагеря. Вы должны иметь такой QR-код вплоть до вашего, что называется, генетического портрета.

Это было нами предсказано. Мы вообще предсказывали эпоху такого средневековья. Я еще в 2010 году выступал на футурологическом конгрессе под таким лозунгом «Да не падет тьма!». Мы должны этому сопротивляться. Но Российская Федерация предпочла идти в общем стаде, в общем косяке с остальными странами. Там ведь тоже кризис, там тоже низы ненавидят верхи. Там вводится вот такая система. Значит, она будет введена и здесь, но, повторяю, впереди такой страшный кризис, что все это будет поломано.

Н. Николаев:

– А как защитить людей? Как обеспечить систему безопасности? Я много слышу разных характеристик по поводу QR-кодов и так далее. Это, действительно, мало приятного, что тебя могут пустить только при наличии определенного документа. Мы все привыкли, что мы обладаем определенной степенью свободы. И любое посягательство на такую свободу нам кажется абсолютно неприемлемым. Тем не менее, какие альтернативы в защите населения от пандемий есть?

М. Калашников:

– Разработка очень мощных средств активизации иммунной системы организмы, очень мощных иммуномодуляторов. Мы сами, человек, являемся мощнейшей фармацевтической фабрикой. Давайте развернем исследования в этом направлении, посмотрим, что может быть иммуномодуляторами, которые приведут нашу защитную систему в состояние полной боевой готовности. Повысит наши возможности. Вот самое вероятное направление. Почему? Потому что лучше человека пока не найдено фармацевтической фабрики. Посмотрите, несмотря на тотальную вакцинацию на Западе, пандемия продолжает распространяться. И QR-коды, которые навязывают вам эту процедуру, они лишены смысла. И карантины, локдауны, люди выходят, у них нет приобретенного иммунитета, болезнь начинает распространяться дальше. Как средство обеспечения безопасности это бессмысленно. Как средство обеспечения власти верхов над низами, да, это совершенно логично.

Моя рекомендация такова. Еще раз: разворачивайте временные госпитали, снабжайте их кислородоукрепляющими средствами, иммуномодуляторами. Люди должны сами переболеть пресловутым ковидом, тем более, что это не испанка. Смертности в 20-30 % нет. Человечество должно пройти и приобрести естественный иммунитет. А до этого, простите, мы будем из одного локдауна в другой, но при этом все более превращаясь в рабов. Вот в чем дело.

Занимайтесь наукой! Сейчас заканчивается цикл, страшный цикл зла, как я его называю, который начался в 1979-1981 годах с приходом к власти Тэтчер в Англии, Рейгана в Соединенных Штатах. Это так называемые неолиберальные реформы. У нас он пришел в 1991 году – Ельцин, Гайдар, Чубайс и с тех пор неолиберальная экономика, неолиберальный курс у нас остаются господствующими.

Вот этот совершенно идиотский античеловеческий и изуверский курс – он сейчас подошел к концу. Он упирается в эпоху QR-кодов и пресловутой пандемии. Но это давно предсказывали. Вот этот цикл должен скончаться. Мы должны пройти через свое инферно, к сожалению.

Н. Николаев:

– Знаете, когда говорят о таком жутком будущем, я вспоминаю всегда другое, что какие бы ни были ужасные решения, все равно все разбивается о реалии. И вот сейчас мы читаем уже новости о том, что можно в интернете купить QR-коды, что уже появляется большое количество зеркальных сайтов, которые предлагают вот эти картинки, которые обозначают, что человек уже привит. И может проходить куда угодно. Такая вот мелкая низовая коррупция, система такого черного рыночка. Эти поддельные QR-коды. Стоит ли опасаться? Или нам стоит опасаться другого: что бы мы ни вводили, все равно все разбивается о такие вот реалии?

М. Калашников:

– Нет, Николай. Дело в том, что поддельные аусвайсы ты мог купить и при немецкой оккупации. Тоже были способы сделать… Даже в концлагерях человека переводили в другую категории, были способы, присваивали другой номер, имя и фамилию, чтобы спасти, например. Было такое. Но это касалось нескольких процентов оккупированного населения или заключенных концлагерей. Основная масса вынуждена будет подчиняться.

А футуролог? Мы не обязаны вам надевать розовые очки. Мы обязаны вам показать правду, что с вами будет. То, что нынешняя система этого неолиберального так называемого финансового капитализма окончится концлагерем, ну, лично Максим Калашников говорит с 1992 года. У меня был очень хороший учитель – Юрий Маренич, экономист. Он показал совмещение власти и бизнеса, власти и собственности. Это ведет к новому рабству, действительно. Так оно и случилось. Ну, на Западе немного другая форма. Но примерно то же самое и случилось.

Н. Николаев:

– Максим, не воспринимаем ли мы ситуацию слишком просто? Потому что сейчас впечатление такое, что, кроме черного и белого, никаких других оттенков нет вообще? Если человек говорит о том, что было бы неплохо что-то исправить, ему тут же вешают какой-то ярлык? Не важно ли нам сейчас перейти от такой черно-белой риторики к более детальному разбору?

М. Калашников:

– Мы должны перейти, действительно, к детальному разбору. Но нам же затыкают рот, правда? Мы должны обсудить альтернативу, собственно…

Н. Николаев:

– Вы сейчас на радио, никто вам рот не затыкает.

М. Калашников:

– Толком я сейчас не смогу изложить свою альтернативу.

Я не говорю о черном и белом. О черном и белом – это как раз касается государственной пропаганды. Вот там, действительно, черное и белое. А давайте устроим форум хотя бы: а что делать с пандемией? Потому что власть с этим явно не справляется. Она растеряна, она не знает, что делать. Да, она решает собственные проблемы, загоняет нас в эту сетку этих QR-кодов и прочего социального контроля, но распространение пандемии это не остановит.

А давайте соберем научную общественность! Нет, не городских сумасшедших, которые говорят о чипах-вакцинах, хотя таких чипов нет, которые были бы незаметны. Чип – это микросхема, ребята. Давайте соберем серьезных исследователей. И поговорим, что с этим делать. Профессионалов, а не чиновников типа Голиковой.

Н. Николаев:

– Максим, спасибо. Действительно, дошли до того, что кто кого любит или ненавидит. Я всем нам искренне желаю, чтобы мы слышали друг друга, воспринимали критически наше будущее.

Спасибо!

Источник: radiokp.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

восемнадцать − 17 =