Сегодня в государственную Думу был внесен проект федерального закона «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН «О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Законопроект должен усилить правовую защиту имущественных прав и ввести механизм обеспечения публичности сведений об обременениях имущества.

Так, например, предлагается установить правило, что ведению процедуры банкротства не должен препятствовать факт отсутствия у гражданина имущества, которое, после покрытия расходов на такую процедуру, могло бы быть направлено на удовлетворение требований кредиторов. «Необходимость введения этой нормы связана с тем, что процедура банкротства гражданина должна преследовать и социально-реабилитационную цель, а не только удовлетворение требований кредиторов», – считает автор законопроекта депутат Николай Николаев. «При отсутствии этой нормы право гражданина на использование установленного государством механизма банкротства неправомерно ограничено, и есть судебная практика такого ограничения, основанного только на том, что у гражданина нет имущества».

Это является одной из причин, по которой из почти 700 тысяч граждан, имеющих просроченные более чем на 3 месяца долги в размере более 500 тысяч рублей, за два года процедуры банкротства прошли лишь чуть более 40 тысяч, что составляет 5,7 процента. Вместе с тем Верховный Суд Российской Федерации в определении от 23 января 2017 года указал, что «право гражданина на использование установленного государством механизма потребительского банкротства не может быть ограничено только на том основании, что у него отсутствует имущество, составляющее конкурсную массу».

Сегодня, по статистике ЕФРСБ, примерно 70% граждан ничего не выплачивают кредиторам в ходе процедур банкротства, а значит потенциально попадают в зону риска, когда даже прохождение процедуры в текущем регулировании не гарантирует списания долгов.

«При этом предлагаемые поправки не противоречат ограничениям, установленным статьей 213.30 Закона о банкротстве, и мерам, направленным на борьбу с недобросовестными должниками, – считает автор законопроекта. Законодательство по-прежнему исключит возможность банкротства для испытывающего только временные трудности гражданина, а также в случаях преднамеренного или фиктивного банкротства».

Также законопроектом предлагается установить возможность опубликования в Едином федеральном реестре юридически значимых сообщений – сведений о фактах деятельности юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и иных субъектов экономической деятельности (ЕФРС) (ранее не предполагаемых к опубликованию). Эта норма направлена на обеспечение принципа публичной достоверности таких сведений и принципа противопоставимости, при котором третьи лица, после опубликования в ЕФРС соответствующего сообщения, считаются извещенными об установленных правах и ограничениях.

В частности, предлагается установить возможность для опубликования одной из сторон договора сведений о продаже предприятия, об ограничениях из корпоративных договоров, об установлении поручительства, а также сведений о том, что право на какую-либо собственность передано юридическим лицом в обеспечительных целях, в качестве так называемого титульного обеспечения.

Публикация сведений позволит в этой связи применять презумпцию информированности третьих лиц, а также позволит экономическим агентам точнее оценивать риски совершения сделок. Данные положения направлены на укрепление позиций Российской Федерации в рейтинге Doing Business, о чем говорится в Указе Президента РФ от 7 мая 2012 г. N 596 “О долгосрочной государственной экономической политике”. Нормы законопроекта подготовлены в соответствии с методологией Doing Business Всемирного банка «Получение кредитов» и прошли экспертное обсуждение.

Помимо этого, с целью обеспечения публичности деятельности по взысканию просроченной задолженности законопроектом предусматривается внесение изменений в Федеральный закон «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности» и Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», целью которых является.

В частности, в целях обеспечения публичности деятельности профессиональных взыскателей и защите прав и законных интересов должников, предлагается установить возможность опубликования кредитором в ЕФРС официального уведомления должника о привлечении кредитором иного лица для возврата просроченной задолженности. Это позволит исключить ситуацию, при которой должник вплоть до начала процедуры взыскания не знает о передаче его кредитором права взыскания долга иному лицу.

По состоянию на середину 2017 года, по данным ФССП России, в число наиболее частых нарушений законодательства, регулирующего деятельность по взысканию просроченной задолженности, вошли ситуации, когда при взаимодействии с должником не называются данные кредитора или коллектора, или юридическое лицо, осуществляющее такое взаимодействие, не является кредитной организацией или не включено в государственный реестр.

Законопроектом также предлагается дополнительное обеспечение практического исполнения норм действующего законодательства. Так, в действующей редакции Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в пункте 1 статьи 7.1) содержится норма, согласно которой уведомления о реорганизации, ликвидации юридического лица вносятся в ЕФРС. Однако, практика показывает систематическое неисполнение этой нормы как со стороны юридических лиц, так и регистрирующего органа.

Так, в соответствии с данными ЕФРС за 2016 год юридическими лицами раскрыто только 240 уведомлений о реорганизации юридических лиц и 123 уведомления о ликвидации юридических лиц. При этом в соответствии с данными ЕГРЮЛ количество завершенных реорганизаций и ликвидаций составило свыше 48 тысяч и 67 тысяч случаев соответственно. Таким образом, доля раскрываемых в ЕФРС уведомлений о реорганизации и ликвидации ничтожно мала. Это происходит из-за подмены регистрирующим органом понятий при применении Закона «О государственной регистрации»: «уведомление о реорганизации и ликвидации» (пункт 1 статьи 7.1 Закона) и «запись о реорганизации и ликвидации» (пункт 7 статьи 7.1 Закона). По существу, «запись» лишь предоставляет данные о нахождении юридического лица в процессе реорганизации и ликвидации, но не является «уведомлением» о свершившемся факте. Эти понятия не являются взаимоисключающими.

В этой связи предлагается явным образом закрепить соответствующие типы уведомлений в пункте 7 статьи 7.1 Закона о регистрации с указанием на то, что соответствующая обязанность возлагается на юридическое лицо.