В России появятся критерии добросовестных пользователей Их обсуждение пройдёт 28 сентября в Госдуме

В Госдуме 28 сентября пройдёт «круглый стол», где парламентарии и эксперты займутся определением критериев добросовестности пользователей природных богатств. Что эти критерии должны в себя включать, «Парламентской газете» рассказал глава думского Комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев.

– Николай Петрович, добросовестность как понятие есть, а что под этим подразумевать — не ясно. Как же так вышло?

– Что подразумевать, вроде бы, и сейчас понятно. Чаше всего это означает вовремя внесённую арендную плату. Но признак ведь формальный, и его недостаточно. В сфере природопользования надо чётко понять, что стоит за действиями государства, когда оно предоставляет свои природные ресурсы для разработки и использования. Это не распродажа национальных богатств, а их восстановление, наращивание и использование с соблюдением всех экологических норм.

В природопользовании понятие добросовестности гораздо богаче и насыщеннее, чем в других сферах. И когда мы пытаемся дать преференции порядочным пользователям, не допуская к природным богатствам иных, то наталкиваемся на проблему — нет критериев оценки.

– Но в России уже есть ряд законов, которые отсекают недобросовестных пользователей от сельхозугодий и леса.

– Да, был принят закон об изъятии сельхозземель, которые используют не по назначению. С другой стороны, главные вопросы остались без ответа. Например, если я вскопал землю, но ничего не посадил, я какой пользователь? Не ясно. Именно эту ситуацию мы и хотим исправить.
В лесной сфере создали реестр недобросовестных лесопользователей. Лесной кодекс предусматривает, что гражданин, арендующий у государства лесной участок, имеет право перезаключать договор аренды на новый срок при наличии и совокупности ряда условий. Среди них отсутствие сведений в реестре недобросовестных арендаторов. Но туда попадают только те, кто деньги вовремя не платит. Всё! А то, что арендатор может быть нарушителем в других вопросах, просто не учитывается, хотя природопользование — понятие более широкое, включающее в себя не только арендную плату.

– Как менять ситуацию?

– У нас есть проект закона, принятый в первом чтении, который возвращает конкурсы для лесопереработчиков. В документе также прописаны условия для добросовестных лиц. Будет учтён среднесрочный и долгосрочный социально-экономический эффекты от развития на территории региона лесопроизводительных сил.

Такая же инициатива есть и в отношении охотников. Напомню, что мы уже приняли закон, который даёт возможность перейти от долгосрочных лицензий к охотхозяйственным соглашениям без конкурса и торгов на срок 49 лет для тех, кто честно выполняет условия лицензии. Но и тут виден формальный подход, ведь условия лицензирования не содержат обязательства охотпользователя по многим вопросам. Мы уже внесли поправки в конце весенней сессии с коллегами по фракции «Единая Россия», где говорим об установлении безаукционного порядка заключения соглашений именно с добросовестными охотпользователями. Документ сейчас проходит процедуры согласования в Правительстве и в общественных организациях.

Также пока подвисла ситуация и в области недр. Сейчас, когда заканчивается срок выдачи лицензий, людям приходится выходить на аукцион.

– А что говорит международный опыт в этом вопросе?

– За рубежом в сфере рыбного промысла при распределении квот на промысел учитывается исторический принцип, то есть если рыбак подтверждает, что вылавливает определённый объём, то он имеет право получения квоты в таком же объёме на следующий период. Если он станет вылавливать меньше, то и объём квоты уменьшится. В России это правило тоже работает.

– Что ждёт добросовестных пользователей «дальневосточного гектара»?

– Об этом не раз говорил Президент России Владимир Путин. Последний раз — на Восточном экономическом форуме во Владивостоке.
Глава государства считает, что надо поощрять людей, которые осваивают гектар и потом, по истечении положенного в законе срока, предоставлять им дополнительные участки земли. Значит, тем более стране нужны законодательные определения добросовестности.

– Вы не раз говорили о больших перспективах государственно-частного партнёрства в области природопользования. Почему это так важно?

– Я настаиваю на ГЧП именно в природопользовании, ведь это партнёрство включает в себя детально прописанные взаимные обязательства государства и партнёра, появляется больше критериев оценки этой добросовестности. Кстати, охотхозяйственные соглашения уже прописаны как возможный элемент государственно-частного партнёрства.

Очень важно, что оно, ко всему прочему, ещё является и максимально открытым: реестр соглашений публикуется на сайте Минпромторга РФ. Граждане страны должны иметь возможность посмотреть и проконтролировать, насколько эффективно используются природные ресурсы страны.

– Чего ещё не хватает в природопользовании сейчас?

– Профессиональных объединений. Но в лесной промышленности они начинают постепенно складываться. Есть серьёзные участники такого рынка и в сфере охотобъединений, но этого мало. Между тем именно такие объединения и есть залог выработки правил профессиональной деятельности и добросовестности пользователей.

– Когда же появится законопроект о критериях добросовестности?

– Я думаю, что к лету, после детальной проработки с экспертами, мы его внесём на рассмотрение Госдумы.

Автор: Ксения Редичкина
Парламентская Газета